С нами удобно!

 ЕСЛИ ЛЕЧИТЬ НЕ ОТ ТОГО…

« Назад

 ЕСЛИ ЛЕЧИТЬ НЕ ОТ ТОГО… 04.07.2019 10:00

Документ, подтверждающий вышесказанное, а именно — постановление Следственного отдела по г. Таштаголу СУ СКР — мне было предоставлено жителем Новокузнецка Мариной Николаевной Тишинской. Это её супруг, житель пгт. Шерегеш С.И. Сорокин,  умер 4 ноября 2017 г. в отделении реанимации Таштагольской районной больницы. Полтора года следственных мероприятий и две экспертизы потребовалось, чтобы установить: смерть человека наступила в результате неверного диагноза, и как следствие — неверного лечения.

Сегодня Марина Николаевна уверена, что спасти её супруга могла простая капельница с глюкозой. Впрочем, сделанная по её настоянию экспертиза говорит примерно о том же. Выводы экспертов Санкт-Петербурга отражены в предлагаемом вашему вниманию постановлении следственного отдела.

Постановление объясняет почти всё случившееся. Потому ничего добавлять от себя мне и не требуется. Достаточно его цитировать:

«…Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы №10-ком от 11.01.2018, С.И. Сорокин обнаружен сотрудниками полиции в собственном автомобиле в неадекватном состоянии (дезориентирован, речь несвязная) и в 20.10 31.10.2017 был доставлен в отделение скорой медицинской помощи Шерегешской участковой больницы ГБУЗ «ТРБ» с жалобами «плохое» самочувствие, где первоначально осмотрен фельдшером, а через 30 мин. -  дежурным врачом-терапевтом. При осмотре фельдшером, кроме повышения уровня артериального давления до 180/100 мм рт. ст., каких-либо других отклонений в состоянии С.И. Сорокина отмечено не было. На основании жалоб, анамнеза и объективных данных фельдшером предварительно установлен диагноз «Гипертонический криз. Транзиторная ишемическая атака?» Больному незамедлительно проведена симптоматическая терапия...

В представленных материалах дела и медицинских документах сведения о направлении на госпитализацию противоречивы. Так, в соответствии с объяснениями врача–терапевта Г.Я. Терляхиной, данными сигнального листа № 595 ОСМП пгт. Шерегеш и заключения КЭК от 10.11.2017, по обоюдному решению с фельдшером Н.В. Прядко, С.И. Сорокин направлен на госпитализацию в Таштагольскую районную больницу (ТРБ). Из объяснений сопровождающих С.И. Сорокина лиц (С.О. Богданова, Н.Г. Богдановой) и фельдшера, речи о направлении на госпитализацию в ТРБ не было, терапевтом рекомендовано обращение в поликлинику на следующий день, что подтверждается данными справки, выданной и.о. заведующего Шерегешской участковой больницей от 12.01.2018. Однако по настоятельной просьбе сопровождающих С.И. Сорокина лиц, фельдшером оформлен сопроводительный лист на госпитализацию в терапевтическое отделение ТРБ с диагнозом «Цереброваскулярная болезнь (ЦВБ). Дисциркуляторная энцефалопатия (ДЭП). Транзиторная ишемическая атака???», куда он был госпитализирован 31.10.2017 в 21 час 15 минут…

По ходатайству представителя потерпевшей М.П. Тишинской, несогласной с выводами указанного заключения эксперта, следствием назначена повторная комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

Согласно заключению повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы без номера, проведенной в период с 15.01.2019 по 05.02.2019:

«Ответ на вопрос 1. «Какова причина смерти?» Ответ на вопрос 21. «Какое заболевание пациента привело к летальному исходу?»

Причина смерти С.И. Сорокина - гипогликемическая кома.

Ответ на вопрос 2. «Давность наступления смерти?»

Согласно записям в медицинской карте стационарного больного №493/1Э90 ГБУЗ КО «Таштагольская районная больница», смерть С.И. Сорокина наступила 04.11.2017 в 19 часов 30 минут.

Ответ на вопрос 5. «Правильно ли и своевременно С.И. Сорокину был установлен диагноз при обращении в ОСМП Шерегешской участковой больницы ТРБ; при госпитализации в терапевтическое отделение ТРБ; при госпитализации в реанимационное отделение ТРБ?» Ответ на вопрос 23. «Были ли допущены врачами медицинского учреждения какие-либо ошибки при проведении лечения и диагностики пациента? Если да, то в чём они заключаются?»

При обращении С.И. Сорокина в ОСМП Шерегешской участковой больницы ТРБ ему был выставлен диагноз «гипертонический криз. ОНМК», что является своевременным как рабочая версия в условиях ограниченных возможностей диагностики (врач и фельдшер скорой помощи устанавливают предварительный диагноз и проводят посиндромное симптоматическое лечение, что и было выполнено. Далее пациент был направлен на госпитализацию).

При госпитализации С.И. Сорокина в терапевтическое отделение ТРБ он находился там с 21.15 часа 31.10.2017 по 13.10 часов 01.11.2017. Здесь ему был выставлен предварительный диагноз «ЦВБ. ДЭП сложного генеза (сосуд. + гиперт.), декомпенсация. Транзиторная ишемическая атака. Гипертоническая болезнь II ст., риск 4 (высокий), до ст. АГ 2. Сопутствующий: бронхиальная астма, контролируемая».

Этот диагноз является правильным и своевременным лишь в части, касающейся фоновых заболеваний - «Гипертоническая болезнь II ст., риск 4 (высокий), до ст. АГ 2. Сопутствующий: бронхиальная астма, контролируемая».

Для подтверждения или опровержения диагноза «Транзиторная ишемическая атака» необходимо было проведение ангиографии в условиях компьютерной томографии, что не было сделано.

Диагноз «ЦВБ. ДЭП сложного генеза (сосуд. + гиперт ), декомпенсация» не нашел морфологического подтверждения.

 Таким образом, диагноз, выставленный в терапевтическом отделении, был неверным и несвоевременным.

При госпитализации С.И. Сорокина в реанимационное отделение ТРБ он находился там с 13.10 часов 01.11.2017 по 04.11.2017, когда в 19.30 часов этого дня была констатирована его смерть.

Посмертный диагноз, выставленный в реанимационном отделении: «Основное заболевание - вирусный энцефалит герпетической этиологии, прогрессирующее течение. Кома П. Осложнения: отек головного мозга. Полиорганная недостаточность (церебральная недостаточность, ДН Ш, ССН Ш, почечно-печёночная недостаточность). Постреанимационное состояние. Сопутствующие заболевания: бронхиальная астма, эндогенная, средней степени тяжести, контролируемая. Гипертоническая болезнь II ст., риск 4. АГ II ст.»

Этот диагноз является правильным и своевременным лишь в части, касающейся осложнений и фоновых (названных врачами «сопутствующими») диагнозах - «Осложнения: отек головного мозга, полиорганная недостаточность (церебральная недостаточность, ДН Ш, ССН Ш, почечно-печёночная недостаточность). Постреанимационное состояние. Сопутствующие заболевания: бронхиальная астма, эндогенная, средней степени тяжести, контролируемая. Гипертоническая болезнь II ст., риск 4. АГ II ст.»

Диагноз «вирусный энцефалит герпетической этиологии, прогрессирующее течение», вынесенный как основной, верным не является.

Правильный диагноз основного заболевания должен был быть следующим: гипогликемическая кома неясной этиологии (происхождения). Соответственно неверной диагностике имевшейся у С.И. Сорокина гипогликемии и лечение было проведено неверно.

Ответ на вопрос 10. «Проведены ли в полном объеме лабораторные и инструментальные исследования, необходимые для установления этиологии патологического процесса?» Ответ на вопрос 11. «Нуждался ли пациент в каких-либо дополнительных диагностических мероприятиях для установки правильного диагноза?»

Экспертная комиссия считает, что необходимые исследования для установления правильного диагноза и правильного лечения были выполнены, за исключением ультразвуковых исследований сосудов, кровоснабжающих головной мозг или ангиографии в условиях компьютерной томографии, мониторирования сердечного ритма.

Однако не было проведено должного анализа и сопоставления полученных данных.

Ответ на вопрос 12. «В полном ли объеме проведена дифференциальная диагностика патологического процесса пациента?»

Нет, не в полном объеме. Не была дана трактовка имевшимся у пациента критическим данным о снижении уровня сахара в крови, не был произведён соответствующий диагностический поиск этой причины, и не было начато лечение этого состояния

Ответ на вопрос 13. «Правильно ли трактованы результаты МСКТ от 01.11.2017 и 02.11.2017?»

По итогам проведенных 1.11.2017 и 2.11.2017 МСКТ имеются одинаковые заключения - «очаговых изменений в веществе ствола, мозжечка и больших полушарий головного мозга не выявлено». Трактовки отсутствия обнаруженных изменений в головном мозге в представленных материалах нет.

Ответ на вопрос 14. «Правильно ли подобраны медицинские препараты в соответствии с имеющейся у пациента патологией?» Ответ на вопрос 15. «Правильно ли выбраны дозировки медицинских препаратов в соответствии с имеющейся у пациента патологией? Не являются ли данные дозировки высокими или низкими?»

Нет, должно было быть произведено назначение постоянной инфузии глюкозы в сочетании с внутримышечным введением глюкагона под контролем глюкозы крови в первые сутки каждые 2 часа, затем каждые 4-6 часов. После нормализации уровня глюкозы и восстановления сознания пациент должен был быть переведен в специализированный стационар высокотехнологичной медицинской помощи для установления причины развития гипогликемии.

Ответ на вопрос 16. «Каковы причины ухудшения состояния пациента при его нахождении в стационаре?»

Причина ухудшения его состояния - развитие гипогликемической комы.

Ответ на вопрос 17. «Имелись ли у Сорокина С.И. клинические проявления и специфические особенности течения вирусного энцефалита, диагностированного в реанимационном отделении, подтвержденного протоколом заседания КИЛИ ГБУЗ КО «ТРБ» и протоколом патологоанатомического вскрытия?»

Характерных клинических проявлений «вирусного энцефалита» у Сорокина С.И. не было.

Ответ на вопрос 20. «Нуждался ли пациент за время нахождения в стационаре в консультации дополнительных врачей и каких именно?»

Учитывая отсутствие эффективности в лечении Сорокина С.И. и наличие признаков тяжелой гипогликемии необходимо было срочно провести консультацию эндокринолога.

Ответ на вопрос 22. «Имело ли место ненадлежащее исполнение медицинскими работниками профессиональных обязанностей при оказании медицинской помощи Сорокину С.И., находящееся в прямой причинно-следственной связи с наступлением его смерти, если имело, то на каком этапе и в чём это выражалось, какова степень тяжести причинённого вреда здоровью в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи?»

В представленных медицинских документах комиссии имеются признаки ненадлежащего исполнения врачами профессиональных обязанностей, то есть медицинская помощь, оказанная Сорокину С.И.,  является ненадлежащей.

А именно, неверно установленный диагноз и неверно проведённое лечение, что является недостатком («дефектом»), допущенным при оказании ему медицинской помощи.

- причина смерти Сорокина С.И. - гипогликемическая кома, напрямую связана с неверно проведённой в данной больнице диагностикой и вследствие этого неверно проведенным лечением; по указанным причинам между действием (бездействием) «медицинского персонала ГБУЗ КО «ТРБ» и смертью Сорокина С.И. имеется прямая причинно-следственная связь.

… Недостатки (дефекты), выявленные в действиях медицинского персонала, привели в своём итоге к развитию у Сорокина С.И. острой сердечной, сосудистой и дыхательной недостаточности тяжелой степени, которые относятся к вреду здоровью, опасному для жизни человека, вызвавшему расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью, что квалифицируется тяжким вредом,  причинённым здоровью человека.

Ответ на вопрос 24. «Возможен ли был благоприятный исход для Сорокина С.И. в случае надлежащего исполнения медицинскими работниками профессиональных обязанностей?»

Да, в случае своевременного начала лечения гипогликемического состояния у Сорокина С.И. происходит его полная компенсация».

Материалами уголовного дела установлено, что лечащим врачом Сорокина С.И. в отделении анестезиологии-реанимации ГБУЗ КО «Таштагольская РБ» были:

- с 08 часов 01.11.2017 до 08 часов 02.11.2017 - заведующий отделением анестезиологии и реанимации ГБУЗ КО «Таштагольская РБ» - врач анестезиолог-реаниматолог Агафонов А.В.;

- с 08 часов 02.11.2017 до 08 часов 03.11.2017 – врач анестезиолог-реаниматолог Калташкин А.В.;

- с 08 часов 03.11.2017 до 08 часов 04.11.2017 – врач анестезиолог-реаниматолог Анохин А.И.

- с 08 часов 04.11.2017 до момента наступления смерти Сорокина С.И. в 19 час. 30 мин. 04.11.2017 – врач анестезиолог-реаниматолог Плосконосов П.В.

В рамках уголовного дела был допрошен ряд свидетелей, в том числе допрошены Агафонов А.В., Калташкин А.В., Анохин А.И., Плосконосов П.В., при этом не получено достаточных доказательств, указывающих на конкретное лицо из числа врачей анестезиологов-реаниматологов отделения анестезиологии-реанимации ГБУЗ КО «Таштагольская РБ», в результате действий /бездействия/ которого наступила смерть Сорокина С.И., а также на каком этапе лечения нельзя было предотвратить наступление летального исхода в виде смерти пациента Сорокина С.И.

Таким образом, в ходе предварительного следствия, установить лицо, в результате действий (бездействия) которого наступила смерть Сорокина С.И. и подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не представилось возможным…»

Д.В. Упадышев, следователь-криминалист

следственного отдела

по городу Таштагол

 

…Добавить по сути нечего, кроме того, что, согласно этому постановлению, предварительное следствие в СКР  приостановлено, но Отделу МВД России по Таштагольскому району поручено «принять меры к установлению  лица (лиц), совершивших указанное преступление». Но вряд ли я удивлюсь, если расследование будет доверено, скажем, участковому, который ничего так и не выяснит, и дело будет просто закрыто за отсутствием обвиняемого или состава преступления.

Подготовил Кирилл САЗАНОВ


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий