С нами удобно!
109

 VK–square Instagram–square  OK–square   

ВАЛЕРИЙ МАКАРОВИЧ КИМЕЕВ

« Назад

ВАЛЕРИЙ МАКАРОВИЧ КИМЕЕВ 17.06.2021 13:37

Научно-практическая конференция памяти Валерия Кимеева — ученого-этнографа, учителя, руководителя, друга, мечтателя, новатора, первопроходца, политика, философа, зачинателя новых направлений в науке,  неутомимого путешественника — прошла 12-14 июня 2021 года в Таштагольском районе.

Всероссийская онлайн-конференция «Этническое наследие: изучение, музеефикация, актуализация», проходившая с международным участием, от научных докладов плавно перешла в вечер воспоминаний друзей, учеников, коллег, соавторов, родственников учёного.  И не однажды в выступлениях были отмечены особая целеустремлённость, полная самоотдача и погружённость буквально на грани трудоголизма в исследуемое дело, а также легкая ироничность и, конечно же, особая харизматичность Валерия Макаровича — о ней говорили все, её трудно было не заметить.

Прошло чуть менее полугода с момента его безвременной смерти, и вот уже некоторые ученые не голословно заявляют об этнографической школе Кимеева, называют его основателем нового направления в этнографии -  экомузеологии, - а образ его постепенно становится легендой этнографической науки Кузбасса.

 Доктор исторических наук, профессор Валерий Макарович Кимеев, известный советский и российский историк, музеевед, этнограф, специалист по культуре и истории тюркоязычных народов из Кузнецкого Алатау и Притомья. Преподавал на кафедре археологии в Кемеровском госуниверситете. Автор более 100 монографий, первый директор музея-заповедника «Томская писаница», директор единственного в России этноэкологического музея «Тюльберский городок», который основал в 2002 г.

Валерий Макарович Кимеев впервые оказался в Таштагольском районе в 1976 году будучи студентом истфака ЛГУ (Ленинградского университета)  и буквально влюбился в Горную Шорию. Эту увлечённость он пронёс до конца своей жизни и неслучайно завещал похоронить его в любимом Усть-Анзасе, откуда начались его научные изыскания.

Именно во время первых экспедиций по Горной Шории созревала в его сознании мысль о том, что необходимо сохранять этнографическую самоидентичность малых народов через создание музеев под открытым небом. Но одновременно он настаивал на необходимости достойной социализации в быстро меняющемся мире. Свою основную задачу учёный видел в том, чтобы помочь малому народу не забыть свою культуру, не раствориться в других народах. Именно ему  принадлежит наконец-то найденный ответ на вопрос: «Шорцы. Кто они?»

В мероприятии приняли участие Кемеровский государственный университет, музей КемГУ «Археология, этнография и экология Сибири», администрация Таштагольского района, экомузей «Тазгол», Кузбасский музей-заповедник «Томская Писаница», музей-заповедник «Тюльберский городок», историко-этнографический музей «Чолкой».  В онлайн-конференции, которую организовал музей этнографии и природы Горной Шории, дистанционно прозвучали выступления учёных из Москвы, Алтая, Омска, Новосибирска, Монголии, Финляндии.

О многочисленных беседах с Валерием Макаровичем и его научных позициях рассказал Дмитрий Викторович Ушаков, канд. филос. наук, старший научный сотрудник Института философии и права СО РАН г. Новосибирска:

- Народ вырабатывает свою этнокультуру, адаптируясь к природе. Отсюда способы хозяйственной деятельности, социальная структура, язык, духовная культура. Без политиков, которые бы поддерживали и понимали историю народа, значение языка, этнокультуры невозможно развитие малых народов. Но и  политик не может управлять без понимания этнических особенностей  местности  и поддержки народа -  он будет оторван от корней.  Никакой этнос не может быть изолирован от тех процессов, которые происходят в обществе.  Нельзя рассматривать шорцев в отрыве от хакасов, алтайцев, тувинцев, в том числе и монголов. Кимеев пришёл к мысли, что в этом могут помочь музеи.

Выступающий затронул тему социокультурного неотрадиционализма, которая  занимала  учёного Кимеева. Валерий Макарович задавался вопросом: какой неотрадиционализм может быть в шорской деревне?

 В ряду выступлений можно особо выделить его учеников, некоторые из них переросли учителя, но с неизменной теплотой говорили о том, что именно образ  жизни Валерия Макаровича Кимеева стал поворотной точкой для выбора основного дела жизни.   Сергей Турук, Наташа Носырева, Олег Дергачёв, Дмитрий Седов, Владислав Терентьев, Дмитрий Арзютов, Алексей Стоянов — это всё его ученики.

Вот как об этом вспоминает Дмитрий Анатольевич Функ, д-р ист. наук, профессор, директор Института   этнологии и антропологии РАН, г. Москва:

- Мое общение с Валерием Макаровичем началось со студенческих лет, затем в аспирантуре и на протяжении всех последующих лет. Это были отношения, начиная с ученических, а затем - коллег. Всякий раз, когда было сложно, Валерий Макарович умудрялся находить слова для поддержки, а гораздо чаще помогал делом. 

С появлением в 1981 году Валерия Макаровича в университете, по выражению студентов, началась движуха: он то пытался организовать кружок этнографии, то мы пытались добывать разными путями этнографическую литературу и находили, что-то было связано с музейной деятельностью, что-то с экспедициями.

Это была не та литература, которую мы имеем сейчас, это была другая этнография. Книг не было вообще. Никаких. В музее КемГУ появились шкафы с микрофильмами и микрофишами (копия плоских оригиналов документа, изготовленная фотографическим способом в виде микроформы на прозрачной форматной фотоплёнке). Ванна была наполнена фотографиями книжных страниц, которые мы потом переплетали в книги…

 Позже я пришел к выводу, что это было не беспорядочное броуновское движение, это были те направления, которые я неосознанно пытался задействовать, когда работал в МГУ. Если ты не будешь общаться со студентами, неважно в какой форме, у тебя ничего не получится.  Если это не будет связано с научной работой, не будет экспедиций — тоже ничего не получится.

 Помню, как мы в Ближнем Кезеке раскатывали часть построек по брёвнам, делали бирки, потом вывозили через Ортон на Томскую Писаницу. Это было удивительное время. Местные жители настолько проникались горящим взглядом Валерия Макаровича и его убежденностью в том, он спасает архитектурное наследие, что без малейшего сомнения отдавали всё бесплатно. Более того, сами ехали и помогали устанавливать дома уже на территории Томской Писаницы.

Сейчас говорят о создании академических школ. Сложно сказать, что это такое. Но то, что создал Валерий Макарович на базе Кемеровского университета, очень походит на школу. Его ученики, во-первых, усвоили его подход к делу, когда 24 часа в сутки ты можешь заниматься делом, которому отдаёшь себя без остатка.  Ты живёшь этим делом. Он научил этому многих своих последователей. Его ученики работают в России и за рубежом. Валерий Макарович создал ту этнографию Кемеровской области, которая на сегодняшний момент существует, то в каких направлениях развивается и движется эта наука сейчас -  это его заслуга.

Была такая небольшая прихоть у учёного — он не любил, когда его называли по имени, говорил, что ему привычнее — Макарыч или Кимеев, на крайний случай, Валерка. Вот таким он был: непритязательным в быту, увлеченным своим делом, принципиальным и несговорчивым, если это касалось исторической и научной правды, не всем удобным и не всеми любимым, но в итоге — великим учёным современности.

   С его уходом в кузбасской этнографической науке  образовалась не просто трещина - никем и ничем невосполнимая пропасть... Но где-то во Вселенной зажглась новая звезда — звезда по имени Валерий Макарович Кимеев.

 Людмила КИРСАНОВА

 

 

 

 


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий