С нами удобно!
109

 VK–square Instagram–square  OK–square   

«СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА» или «Я ПЕРЕЖИЛА ОККУПАЦИЮ»

« Назад

«СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА» или «Я ПЕРЕЖИЛА ОККУПАЦИЮ» 25.06.2020 09:17

Другого названия рассказу, написанному рукой Клавдии Фёдоровны, и не дашь.(Публикуется впервые)

Этот листок обнаружила в архивах музея старший хранитель А.А. Бежбармакова. И с какой болью в сердце читали мы, музейные работники, эти строки. Никто не остался равнодушным. До глубины души они тронули каждого.

В 1941 г.на нашу Родину, Советский Союз, напали одурманенные идеологией расового превосходства, превратившиеся в лютых убийц сыны немецкого народа. Сколько горя и страдания принёснародам фашизм,в том числе и самому немецкому народу, и ещё принесёт! И чтобы помнили все, что собой представляет эта варварская идеология, люди, напичканные ею, мы решили поделиться весточкой с техужасных трагических событий.

Её автор, Клавдия Федоровна Кызлакова, родилась 17 февраля 1917 г. в Алтайском крае п. Чесноковка, Бийского района. Когда ей было 12 лет,родители переехали в п.Майск. Там же в1936 г. она вышла замуж.В 1937 г. у них родилась дочь, и в этом же году мужа забрали в армию. Клавдия Фёдоровна работала в школе.В мае 1940 г. приехал мужи увез их в г.Смоленск,где закончил военное училище и получил звание офицера. В Смоленске родился сын (в 1941 году). 3 февраля мужа перебросили на запад в город Картуз-Берёза, Брестской области. Там они жили до начала войны.

«22 июня по боевой тревоге его (мужа) вызвали в часть, в 2 часа дня город стали бомбить. После бомбежки в 5 часов подошла машина, и меня с двумя детьми и всех жителей эвакуировали в г. Минск, хотели отправить в тыл, на родину. Нас везли в машине в Смоленск, по дороге часто налетали вражеские самолеты и начинали обстрел. Люди выпрыгивали из машины и падали на землю. Когда самолеты улетали, то все вставали, садились в машину и ехали дальше. 

Когда мы приехали в Минск, то город уже бомбили. Фашисты высаживали на город первые свои десанты.  Нас довезли до опушки и сказали, что дальше машина не пойдёт и что до наших придётсядобираться пешком. Два месяца мы ходили по лесу в поиске своих. Но их мы не встретили, а встретились с немцами. Немцы нас забрали, погрузили в машину и отправили в г.Бобруйск. Там они нас разместили в разрушенные дома. Нам выдали хлебные карточки по200 гр. на взрослого и по 100 гр. на ребёнка, и по литру баланды. Они гоняли нас на работу. Заставляли копать окопы, подметать улицы, закапывать убитых солдат. На наших глазах убивали евреев. Нам даже приходилось закапывать их полуживых. Людей, которые изнемогали, били прикладом. Но мы старались помогать друг другу.

В оккупации я пробыла два года. Фашисты отпускали нас по воскресеньям ходить по деревням просить милостыню, но только с детьми. Один раз мы приехали в деревню Казаково. Зашли к одним в дом. Они нас покормили и рассказали о партизанах, которые нуждаются в медикаментах. И мы решили им помочь. Рядом с нами разбомбило аптеку, но нам самим нельзя было откапывать медикаменты, т.к. могли заподозрить. Мы повели туда детей и показали, что нужно собирать. Они откапывали бинты, йод, марганцовку и складывали в кучи, а вечером мы незаметным образом забирали и переправляли партизанам.

Осенью в 1943 году пришла повестка о том, чтовсех женщин моего возраста отправляют  на работу в Германию, а детей забирают неизвестно куда (в душегубку!) Но когда я получила повестку, то решила уйти к партизанам. Пришла в партизанскую деревню (Казаково), рассказала обо всём, и они меня с подругой оставили у себя. В деревне Казаково мы прожили до сентября 1943 года.

Однажды немцы окружили деревню. Подожгли все дома, а жителей собрали в кучу и хотели загнать в баню и сжечь. Но люди не шли. Тогда они решили их расстрелять. Моя подруга хорошо понимала немецкий язык. Услышав этот разговор, она сказала: "Бежим, Клава, лучше пусть стреляют в спину, чем в лицо". Мы побежали, за нами двинулась вся толпа. Немцы растерялись, подумав, что идут партизаны, быстро погрузились и уехали. А мы подошли к лесу и увидели партизанскую группу в количестве 20 человек. Они не стреляли, потому что при перестрелке в первую очередь пострадали бы жители. Нас переправили в партизанскую зону. Затем организовали группу, чтобы сгонять скот в партизанский отряд. Мы проживали в Октябрьском районе, в селе Заваленное. Там мы прожили до 10 января. Жили спокойно».

На этом рассказ Клавдии Фёдоровны прерывается. И неизвестно, каким образом они были переправлены на большую землю из партизанского отряда. Ничего неизвестно о судьбе мужа. Погиб он или они встретились после войны. Ничего неизвестно о детях, как сложилась их жизнь. И если этот рассказ Клавдии Фёдоровны прочитает кто-то из Кызлаковых или их родных, кто слышал эту историю из уст старших, для кого она является историей семьи (посмотрит фотографии мужа и напишет нам его имя и отчество), отзовитесь, пожалуйста. Свяжитесь с нами.

По архивным материалам музея этнографии и природы Горной Шории подготовил н.с. Виктор Байлагашев


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий