С нами удобно!

ШКОЛА ПРИЁМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ - ПЕРВЫЙ ШАГ К  ЖИЗНЕУСТРОЙСТВУ ДЕТЕЙ

« Назад

ШКОЛА ПРИЁМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ - ПЕРВЫЙ ШАГ К  ЖИЗНЕУСТРОЙСТВУ ДЕТЕЙ 17.08.2019 07:45

- Первый шаг для каждого, кто задумывается об усыновлении или опеке над ребенком-сиротой, — это Школа приемных родителей, - начинает разговор Елена Борисовна. - Обучение в ней длится около двух месяцев, на выходе кандидаты получают свидетельство, которое по аналогии с аттестатом зрелости и дипломом о высшем образовании действует всю жизнь. Обучение в ШПР бесплатное и устроено таким образом, чтобы людям было удобно: занятия «подгоняются» практически под каждого кандидата. Но все равно многих кандидатов не радует перспектива «терять» два месяца на школьной скамье.

-Отсюда возникает вопрос: Школа приемных родителей — это формальное требование государства или все-таки потребность самих людей, которые планируют принять в семью сироту?

- С осени 2012 года вступил в силу закон, и была утверждена примерная программа, разработанная Министерством образования. До этого ШПР в стране были делом добровольным. Хочешь — учись, не хочешь — не надо. В настоящее  время  все  будущие приёмные родители, усыновители в обязательном порядке проходят Школу приёмных родителей, это закреплено законодательно.

- Зачем нужны Школы приёмных родителей?

- Специалисты заметили, что у тех приёмных семей, которые прошли обучение, гораздо меньше возвратов: они реже отказываются от детей. Люди обдумывают и примеряют на себя жизнь с приёмным ребенком «на берегу», ещё до знакомства с сиротой. Они не витают в облаках, а твердо понимают, что воспитание ребенка-сироты — это особый труд, и он отличается от воспитания кровного ребенка. Обязательными ШПР стали именно с этой целью — служить профилактикой возвратов.  Исключения в законе сделали только для кровных родственников ребенка, бабушек, дедушек и т. д. (и совершенно напрасно — большинство возвратов в детские дома происходит как раз из-под кровной опеки) и тех, кто ранее уже принял в свою семью ребенка-сироту, а теперь планирует усыновить или взять под опеку ещё одного. Но если родной внук оказался в детском доме при живых родителях, что можно сказать о воспитании, которое такие родители получили от дедушек и бабушек, значит, они сами совершали ошибки?

- Что дает обучение в Школе приёмных родителей?

- Конечно, Школы приемных родителей, в первую очередь, дают знания. Причём не только о сиротах, но и в принципе о детях, их физическом и психологическом развитии, потребностях и возможностях, а главное — о лучших способах построения детско-родительских отношений. Казалось бы, всё это можно почерпнуть и из книг, онлайн-лекций, учебных фильмов. Но Школа приёмных родителей отличается от других источников информации тем, что в ней идет живая интерактивная работа: выполняются специальные упражнения, есть элементы психотерапии.

Курс шаг за шагом погружает взрослых в чувства ребенка, учит анализировать их. Один раз и на всю жизнь запоминаются ощущения, которые испытываешь, взяв на себя в упражнении роль ребенка, лишённого семьи, оценка собственного ресурса, понимание истинных мотивов, анализ своих отношений с супругом и кровными детьми — все эти вещи помогают сделать выбор, о котором потом не придётся жалеть. Поэтому говорить о том, что Школа приёмных родителей нужна кому-то больше, чем самим кандидатам в усыновители и опекуны, было бы странно.

ШПР совершенно точно — это профилактика возвратов детей в учреждения и мощный инструмент просвещения общества в вопросах сиротства; в сфере детской и семейной психологии. Обучение в Школе приёмных родителей никого и ни к чему не обязывает — человек сам определяет, что ему дальше делать: усыновлять, принимать под опеку или отказаться от этой идеи вообще. Поэтому рисков нет. Зато есть развитие и серьезная работа над собой. Если уж мы задумались однажды о том, чтобы дать ребенку-сироте главное в жизни — семью, важно сделать это осознанно и как минимум не навредить.

- Было время, когда идея семейного устройства была людям в новинку, порой появлялись желающие таким образом заработать.   Неужели ради денег можно взять приёмного ребёнка в семью? Но давайте представим, сколько  потребуется, чтобы поднять ребёнка? И кроме материальных проблем возникают ещё и психологические?

Есть во многих из нас тёмная сторона, которая в такой момент норовит подсказать: уж, наверное, неспроста, не по любви.  Все, кто приходит в Школы приёмных родителей, понимают, что семья вкладывает в ребёнка всё, что у неё есть. И пусть помощь государства не лишняя, она несравнима с физическим и душевным трудом семьи. Так что даже странно, что такой вопрос может у кого-то возникнуть.  Скорее всего, он может появиться у тех, кто не выстраивается в очередь за детьми.

Если приёмный ребенок не единственный в вашей семье, то надо быть готовым к тому, что, так или иначе, он начнёт оттеснять ваших кровных детей от вас. Он подсознательно создаст такие ситуации, когда ваше внимание должно будет уделяться только ему и никому другому. Ради этого права на единоличное владение мамой и папой он будет готов безобразничать, не слушаться и ссориться с другими детьми. Например, он возьмет новую игрушку вашего кровного ребенка и сломает ее. Но этого мало. Он свалит свою вину на другого и будет упираться даже тогда, когда доказательства его вины будут неоспоримы. Сможете ли вы найти тот спокойный и правильный тон в отношениях с детьми, который поможет кровным понять, что их по-прежнему любят и ни в коем случае не предпочтут никому другому, а приёмному, что он в семье равен другим.

Расскажите о последних  изменениях в  этой сфере?

- В этом году в Томске прошла большая межкраевая конференция, на которой основной темой была проблема детских домов и детей-сирот. Участие приняли специалисты из Хакасии, Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской областей — всего Сибирского Федерального округа. И там несколько раз прозвучала мысль, что правительство не планирует  закрывать детские дома, как когда-то закрыли детские сады во время демографической ямы,  ведь их потом пришлось восстанавливать с неоправданными затратами.

В последние полтора года возрос поток детей-сирот. Много детей из кровных семей и даже из приёмных. Но чем старше ребёнок, тем сложнее найти для него приёмную семью. Ребёнку-подростку намного сложнее приспособиться к новой семье. У таких детей, как правило, негативный социальный опыт, они часто озлоблены на окружающий мир. Видимо, по этой причине темп закрытия детских домов несколько замедлился. Речь идёт о том, что необходимо изменять систему работы в целом. Сейчас у нас в детском доме находятся около сорока детей, и только чуть больше десяти из них, то есть где-то треть, получили статус ребёнка-сироты. Их можно поместить в приёмную семью. Большинство же детей находится для получения социальной помощи. Также говорилось о том, что надо изменять виды социальной помощи. Нельзя ребёнка помещать в интернатное учреждение на целый год. Как показывает опыт, родители за это время забывают о детях, не пытаются оперативно решить свои проблемы, чтобы раньше забрать детей. Поднимался также вопрос о том, чтобы сократить срок пребывания детей на социальной помощи, о том, что необходимо включать родителей в процесс воспитания детей.

P.S. Редакция «Таштагольского КУРЬЕРА» возобновляет  публикации под рубрикой «Мама, найди меня!»

Беседовала Людмила Кирсанова


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий