С нами удобно!
109

 VK–square Instagram–square  OK–square   

МЕДВЕДЬ УШЁЛ, НО ОБЕЩАЛ ВЕРНУТЬСЯ

« Назад

МЕДВЕДЬ УШЁЛ, НО ОБЕЩАЛ ВЕРНУТЬСЯ 21.10.2020 13:56

В посёлках на территории Шорского национального парка взаимоотношения между людьми и медведями никогда не были простыми. Как же защититься от дикого зверя?

В посёлок Средние Кичи медведь повадился три года назад. Дерёт скотину, пугает людей и, слава Богу, пока только пугает. Этой весной люди снова натерпелись страха.

-Мы проснулись ночью в начале второго.  Шум стоит, коровы мычат, мы вышли на крыльцо, а там – страх, что творится: коровы бегут, за ними медведь, а сзади телята, - рассказывает житель посёлка Средние Кичи Роберт Дмитриевич Тудегешев. – Потом слышим, кричит соседский телёнок, это его дерёт медведь. Сосед из ружья выстрелил в воздух, и только тогда медведь отпустил телёнка и побежал в гору. А телёнок был уже не жилец…

-Больше зверь не приходил?

-Приходил, моего бычка подрал, у соседки корову и тёлочку молоденькую тоже поцарапал. Но сейчас пока тихо.

Невозмутимостью этих людей можно только восхищаться, но каково им так жить? Ведь живут-то в деревнях исключительно своим подворьем, а как держать скотину, если на неё охотится хищник? У супругов Тудегешевых — Роберта и Людмилы - есть и корова, и бык, и телёнок, и за всеми теперь глаз да глаз.

- В начале лета коровы наши вообще только возле дома крутились, в августе уже далеко стали уходить, - говорит Роберт Дмитриевич. – А два года назад у меня теленка медведь прямо из стайки утащил. Мы с женой вышли, а что мы сделаем? Ружья нет, так давай по кастрюле греметь. А всё равно ведь утащил…

Казалось бы, со зверем надо как-то бороться, ведь это уже самая настоящая самооборона. Но здесь самое печальное – это российские законы. А именно, законы природоохранные. Ещё печальнее то, что посёлок Средние Кичи расположен на территории Шорского национального парка, где, как известно, человек — скорее гость. Не то что медведь, который там на особо охраняемой территории. То есть, под защитой.

Этим летом медведь безобразничал в Чушле, где разорил пасеку и, по слухам, был застрелен, ибо никакого национального парка там нет. А из Средних Кичей он хотя и ушёл, но обещал вернуться…

 

На отстрел!

То есть, проблема спасения людей и домашнего скота от медведя никуда не делась. Об этом мы беседуем с государственным инспектором департамента по охране объектов животного мира Кузбасса Петром Степановичем Дурновцевым:

-Да, Средние Кичи находятся на территории национального парка, где охота запрещена. Мы выдавали разрешение на отстрел этого медведя, но на общедоступной территории. В июле он ушёл в посёлок Верх-Пурла, где есть ферма. У фермера медведь утащил годовалую породистую тёлку. Это было в двенадцать часов ночи, шумели коровы и собаки, тёлку у медведя удалось отбить, но он ей нанёс травмы, несовместимые с жизнью. Караулили там этого медведя, делали приваду, но он оказался хитёр. А с 1 августа на медведя официально открылась спортивная и любительская охота, уже 15 разрешений выдано, практически в каждом населённом пункте есть охотники, у которых они есть на руках. Медведь появлялся на 527 км – на пасеке. В секторе Е горы Зелёной медведь нанёс ущерб строителям – изломал экскаватор.

-Как это – экскаватор, он что Кинг-Конг?

-Там был мини-экскаватор, кабина и капот у него из пластика, дверей нет. Медведь залез в кабину, изодрал сиденье, погрыз рычаги, потом вскрыл капот, на двигателе разорвал патрубки охлаждения. В канистрах стоял запас солярки, и он все изорвал…

Да, другого такого зверя в природе нет: хитрый, ловкий, необычайно сильный и, возможно, разумный. Иначе как объяснить такую ненависть к технике? И способность грамотно вывести её из строя. И знание районов, где на него не будут охотиться? Вот только человеку радоваться медвежьей хитрости не приходится.

 

Медведь дома?

Директор ФГБУ «Шорский национальный парк» Валерий Борисович Надеждин ничего особенно драматического во взаимоотношениях людей и медведей не видит:  

-Начать надо с того, что медведь живёт в тайге, это его дом... А в национальном парке он не прячется, а именно живёт. Всякое животное стремится туда, где его не трогают, и где фактор беспокойства меньше. И это нормально... Когда происходят нападения медведей на людей и скот, и в чём заключается проблема нашей местности  - как я это понимаю? Я хочу вас заверить: ни один медведь на человека не нападёт, если человек не создаст повод. Каким образом мы провоцируем медведя: первое – как осуществляется выпас скота? В Таштагольском районе выпас его абсолютно не организован, скот ходит самостоятельно. А по ФЗ №33 «Об особо охраняемых природных территориях», в ст.15 сказано, что в национальных парках выпас скота производится в специально отведённых местах. Что не делается со стороны наших жителей совсем, то есть, абсолютно. Это не только в парке, но и  в городе: вы рискуете попасть на «мину» - в коровью лепёшку. Владимир Николаевич усиленно борется с этой проблемой. На сегодняшний день – безуспешно. У нас, в национальном парке, этот вопрос регулирует медведь…

 Как это происходит, Валерий Борисович поясняет сравнением: вы голодны, заходите в комнату, где накрыт шведский стол – что вы сделаете? Правильно, возьмёте первый же бутерброд. «А медведь живёт в лесу, это его комната, и, видя «вкусный бутерброд», что он с ним будет делать?»

Второй и очень серьёзной проблемой директор национального парка считает пищевые отходы, которые люди бросают прямо у своего жилья, и тому есть примеры:

-Мне сообщают, что медведь подошёл к посёлку, начинаем разбираться, оказывается, разделывали барашка, мясо забрали, а всё, что не надо, прикопали. Но для медведя это всё равно, что вкусно пахнущий бургер с приправами, он и сам остатки добычи прикапывает. Был случай в Таштаголе: медведь приходил на дачу и всё там перевернул. А до этого люди устраивали пикник с шашлыками, остатки трапезы оставили на даче, за ними медведь и пришёл. Иногда медведь выходит на пасеку. Но когда пасека охраняется, то как правило зверь туда не приходит. Если пасека редко посещается, тогда он может похозяйничать. Он не различает, пасека это или дача, для него делали или нет.

А вот и третья проблема отношений человека и медведя, которая опять же касается выпаса крупного рогатого скота. А точнее, беспечности его владельцев.

-Если у вас есть машина, оставите ли вы её где-нибудь в Новокузнецке? Причём с ключом зажигания в замке? А животные по нашему гражданскому праву являются собственностью. То есть, люди так относятся к своей собственности. И они полагают, что мы, сотрудники национального парка, должны их скот охранять, принимать какие-то меры, чтобы он был в сохранности. А наша задача – сохранять природу. А люди должны оставаться людьми и понимать, что они делают. Ведь они же давно живут в тайге и прекрасно понимают все угрозы. А по поводу медведя им почему-то надо устраивать вендетту.

-А не считаете ли Вы, что если медведь живёт на территории национального парка, то как работники этого парка несете ответственность за ущерб, который он приносит?

-Однозначно нет. Мы, как учреждение, не несём ответственности за действия медведя, соболя и другого зверя. Вопрос ответственности законодательством уже урегулирован.  Да и как вы это себе представляете? Это дикие животные, мы их не держим в вольерах. Медведь живёт на воле, ничем не ограничен. И границы парка – административные – созданы людьми и для людей, а медведь за ними не прячется. Он живёт там, где удобно. А ещё потому что и кедрачи там пока не вырублены. Ведь в осенний период кедровый орех – основанная медвежья пища.

 

Помогай, прогресс!

Итак, в этой ситуации похоже каждый прав по-своему. Безусловно правы люди, охраняющие национальный парк - маленький уголок дикой природы, где всё живое пока ещё может укрыться от самого страшного хищника — человека. Правы и люди, живущие в границах парка, нисколько в этом не виноватые. Просто они не знают, как пасти скот в тайге. Но и жить без него уже не смогут. Значит, надо что-то решать. Но в Горной Шории пасти скот считается делом в принципе невозможным. То есть, на всей остальной планете Земля это делают, а именно в этих горах и в этой тайге – никак нельзя.

Тогда есть другой вариант: электропастух.  Для этого надо добиться отведения территории для выпаса. Думаю, что такой революционный проект не отказались бы поддержать и районная власть, и руководство парка. Далее, участок надо огородить и развесить на изгороди специальную систему, которая так и называется «электропастух». Суть в том, что по проводам идёт очень слабый ток, но очень высокого напряжения — до 10 тысяч Вольт. Животных только отталкивает от изгороди. Сила такого удара в среднем 0,4 — 0,5 Джоуля, то есть, как падение гири весом в 400-500 гр. с высоты 1 метра.  

Да и цена такого устройства не идёт ни в какое сравнение с ценой коровы: самый дешёвый комплект, рассчитанный на территорию в 1 га, стоит 5870 рублей, а если вам нужно пасти на 6 гектарах, устройство обойдётся в 11 тысяч 180 рублей.

Только было бы кому этим заняться, а прогресс, слава Богу, людям помогает.  

Для справки: по результатам ежегодного учёта численности бурого медведя на территории ШНП, в 2018 году популяции насчитывала 155 особей, в 2019-м их было 89, а в 2020-м – всего 66 особей.

Кирилл САЗАНОВ

 


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий