С нами удобно!
109

 VK–square Instagram–square  OK–square   

ГЛАВНОЕ ДОЙТИ…

« Назад

ГЛАВНОЕ ДОЙТИ… 27.02.2020 12:17

Уже третьи сутки остатки роты выходили из окружения. Канонада боёв на линии фронта служила ориентиром для командира роты Ивана Колокольцева и его бойцов. Днём и ночью слышались разрывы орудийных снарядов. Ночью далёкие вспышки разрывов напоминали сполохи августовских хлебозоров во время созревания пшеницы.

Но шла война, и не видно ещё было мирного времени. А глаза окруженцев во вспышках ракет в далёком ночном небе жаждали видеть победные салюты. Им во чтобы то ни стало надо было туда, где небо и земля перемешиваются в пламени боя. Иван Колокольцев не имел права погибнуть в болотах, попасть в плен. Тридцатилетний старший лейтенант с кубарями в петлицах поставил себе задачу: «Вывести людей и вынести ПТРы».

Именно экспериментальные экземпляры противотанковых ружей были основной заботой роты. Берегли ПТРы как зеницу ока, несли по двое, периодически меняясь. Плечи немели от тяжести, ноги подгибались, но бойцы не сдавались. Шли осторожно, выставляя боевое охранение. Каждый из бойцов знал, что в случае опасности, попадания в плен - ружья надлежало уничтожить.

Выход из окружения осложняло наличие в роте раненых. Иван, пропахший потом в заскорузлой гимнастёрке и грязных, вымазанных глиной и засохшей кровью галифе шёл, прихрамывая на правую ногу.

Тот бой был столь жарким, что Колокольцев даже не почувствовал, как его зацепило. К счастью, пуля прошла навылет, не задев кость. Вроде бы и ранение не тяжёлое, но от длительной ходьбы рана кровоточила, а тупая боль при каждом шаге отдавалась в затылке.

«Главное - дойти, донести! Довести бойцов», - молотками стучало в голове старшего лейтенанта. По привычке оглянулся на бойцов. «Никто не отстал! Даже раненые все на местах», - подумал он удовлетворённо. Взглянул на Илью Прокопца, своего ровесника, бывалого служаку. Тот никогда не терял присутствия духа, вот и теперь почти шёпотом рассказывает очередную историю из своей гражданской жизни где-то на Полтавщине. От его рассказов веет надеждой: светлеют лица, легче становится шаг, не так сильно давят жажда и голод.

Прокопец в трудные минуты боя взял на себя командование взводом вместо погибшего младшего лейтенанта Василия Проскурина, сумел мобилизовать бойцов. Да и во время выхода из окружения Илья зорко следит и за людьми, и за окрестностями.

Вспомнился Колокольцеву погибший Проскурин. Василий был сибиряком, родом с далёкого Алтая. Сильный, выносливый. Ему всё было нипочём. Судьба прилетела к нему в виде маленькой пульки. Не уберёгся. А кто в бою уберечься может? Пуля попала взводному в голову, не задев пилотки. И враз не стало молодого офицера. Пришлось оставить его в небольшом окопе не присыпанным и не похороненным, ведь отступали в спешке.

Илья Прокопец в том бою хорошо проявил себя. Не лез на рожон. Побывал в каждом расчёте под плотным вражеским огнём. Из боя вывел только четырёх бойцов и вынесли два ПТРа. Остальные легли в землю смертью храбрых, как и большая часть состава роты…

А Илье не верилось в то, что выжил в кромешном аду. От роты остались крохи, и взвода не наберётся. Еще неизвестно, что там впереди, как пройдут они линию фронта. Если пробиваться с боем, то…

Увидел взгляд командира, расправил плечи, кивнул головой. Взгляд его невольно скользнул по раненой командирской ноге. Снова вспомнился бой. У старшего лейтенанта хлещет кровь из ноги, а тот и не чует этого. Второй номер только успевает заряжать ружьё, танки прут валом… Пехота наседает, вот-вот в рукопашной сойтись придётся.

В сумке убитой медсестры нашёл перевязочный пакет, разорвал его зубами, сунул в руку лейтенанту, на лету перехватив приклад ПТРа.

«Заряжай», - рявкнул он на заряжающего.

Фашистский танк, крутнувшись на целой гусенице, замер рядом с окопом.

«Сколько же мы их накрошили», - подумал Прокопец. Попытался посчитать, не смог, в голове мелькали обрывки боя. Всплескивались отдельные картины. Вот особист Новиков в страхе падает на дно окопа, закрывает голову руками. Взрыв, и от человека не остаётся даже следов. «Не лучший человек, и зачем его к роте приписали – непонятно? Однако всё равно жалко, поди и семья есть… Была… Да-а-а! Какие разные люди… Особист всё подглядывал да отслеживал. Кажется, даже не спал и не ел, а в бою как последний…»

Прокопец зло сплюнул.

«Бойцы дрались до последнего, раненые не уходили из окопов. Вон ротный зубами за землю держался…»

С сочувствием посмотрел на его прихрамывание.

Ротный шёл, обуреваемый своими мыслями, шёл несмотря на всё усиливающуюся боль. «Мало, мало осталось в живых бойцов. Если вдруг столкновение с фашистом – не сдюжим, а надо! Надо выйти и вынести ПТРы».

Именно ПТРы беспокоили старшего лейтенанта. Два из пяти имевшихся разбиты взрывами во время боя. Уже серьёзные потери.

Ружья эти - экспериментальное, секретное оружие получено для испытания в боевых условиях, и он, старший лейтенант Иван Колокольцев головой отвечает и за испытания, и за то, чтобы оружие не попало в руки врагам.

Александр ВАСЮНОВ

Продолжение в номере 10


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий