ЗВЕЗДОЛЕТ И ОПЕРА

Кто причастен к исчезновению Миловайского 

Как всегда резким движением старший оперуполномоченный уголовного розыска старший лейтенант Градов открыл дверь начальника криминальной службы и с порога произнёс:

— Александр, надо подписать.

Они были одного возраста и в отсутствие посторонних субординацию не соблюдали.

— Заходи, Володя.

И Градов протянул кипу прошитых рукописных листов с рисунками и схемами, вложенными в тоненькие корочки. Начальник прочитал:

— «Отказной материал по факту безвестного исчезновения гражданина Миловайского».

— М-да, — процедил он, — доставил нам хлопот Миловайский. Ну, что, так и никаких сведений?

-Не совсем, есть кое-что.

Начальник открыл титульный лист собранного материала и стал быстро просматривать исписанные разным почерком листы, углубляясь в чтение. Когда дошёл до последних листков, у него брови поползли кверху.

— Ты предполагаешь, что он…? Его исчезновение подводишь к …. Да нет… — стал заикаться Александр.

И тут глаза его остановились на машинописном тексте Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Брови его не только взлетели ко лбу извилистой дугой, но и глаза стали размером с «блюдце»:

— Ты что, охренел?

Начальник СКМ несколько секунд, не моргая смотрел на Градова. Лицо его вдруг перекосила саркастическая улыбка. А потом разразился гомерическим хохотом. Александра стало корчить и скручивать, как будто что-то или кто-то его пытался сдавить и засунуть под стол. Две, а может, три минуты он никак не мог успокоиться. И вскоре, всхлипывая, икая и вытирая пробившуюся слезу, произнёс:

— Ты это серьёзно? – и, немного выждав, продолжил:

— А что скажет начальник горотдела? А как на это посмотрит прокурор? Нет, я к нему не пойду. Ты вынес Постановление, вот сам и иди.

— А подписать?

— А подписать, я подпишу, – и широким росчерком поставил свою подпись.

В этот момент в кабинет начальника СКМ вошёл начальник горотдела.

— Что за шум и хохмы на весь коридор?

— Да вот, обсуждаем тут пропавшего.

— Со смехом?

— Иначе нельзя, дивитесь, Владимир Иванович, — и подсунул начальнику отдела материал «отказного».

Владимир Иванович посмотрел на заголовок титульного листа.

— А-а, Миловайский, его же не нашёл наш уважаемый розыскник, ведь так? – и посмотрел вопросительно на Градова. А в чём прикол смеха.

— А Вы, Владимир Иванович, Постановление Градова читайте.

Тот взял материал, открыл последнюю страничку и «пробежал» глазами по тексту.

— Ха! — вырвалось у Владимира Ивановича. — Это ж надо! – произнёс он, слегка присев у стола, как будто кто по ногам ударил. Широкая улыбка озарила его лицо. Но здесь Владимир Иванович вспомнил, что он начальник, и напустил на себя томную серьёзность:

— Ну, в общем, да – лужайка, масляные пятна, вмятые следы от треноги, звездолёт… Нет, ты тёзка хорошо это придумал….

— Я не придумал, а пришёл к умозаключению. Об этом свидетельствуют факты.

Начальник отдела взял со стола ручку и в графе «Утверждаю» аккуратно расписался. Затем передал материал Градову, еле сдерживаясь:

— Ты иди, Владимир, иди до прокурора, подними ему настроение.

Взяв материал, Градов улыбнулся и вышел. Не успел он сделать и трёх шагов, как за дверью вновь раздался смех. Но уже двойной.

Выйдя на улицу, Градов остановился, открыл и перечитал вынесенное им Постановление.

Всё всплыло в памяти: гражданин Миловайский В.В. в сентябре сего года поехал с сыном на принадлежащем ему автомобиле в лес за грибами. Выбрав место, оставил машину у обочины дороги. Отец стал кружить у машины, а сын отошёл поодаль. Через полчаса сын возвратился, а отца нет. Пождав и покричав, вышел из лесу и попуткой добрался до города. Обратился в правоохранительные органы. Целый месяц ежедневных поисков людьми в погонах, гражданами, штатными охотниками, учащимися школ и техникума ничего не дал. Как сгинул: ни живого ни мёртвого.

Но вот что интересно: Градов недалеко от места, где пропал Миловайский, обнаружил большую лужайку, на ней какие-то подозрительные масляные пятна и следы, вдавленные как будто тяжёлым предметом, округлые, три штуки, треугольником. Никак гости непрошенные были. Да и… умыкнули мужичка.

Основываясь на достоверных фактах, Градов заключил:

«В связи с проявившимися аномальными явлениями, гражданин Миловайский В.В. стал жертвой несчастного случая, выразившегося в возможной посадке неопознанного летающего объекта, принявшего на борт добровольно изъявившего желание физического тела, покинувшего Землю в неизвестном направлении. На основании изложенного старший лейтенант милиции Градов постановил: в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения гражданина Миловайского В.В. отказать, в чём уведомить заинтересованных лиц».

Градов положил материал в папку для бумаг, хмыкнул и направился также резво до прокурора.

— Разрешите, Семён Семёнович?

— Заходи, лейтенант.

— Старший лейтенант.

— Ну, заходи, старший лейтенант. С чем пришёл?

— Дык, это, с «отказным», по без вести пропавшему.

— Давай, нашёл?

— Кого?

— Без вести пропавшего.

— Ну да, в общем.

— Как это, в общем?

— А он, это, туда… — и Градов ткнул пальцем в потолок.

— В космос, что ли? – и стал читать переданный буклет.

— Присядь, чего стоишь.

Градов присел на стул возле громадного стола, какой и полагается прокурору, и неотрывно следил за его мимикой, которая ничего не выражала кроме бесстрастия читающего. Но вот выражение прокурорского лица стало как-то меняться. Сорвавшееся слово о космосе было близко к правде. По лицу пробежала бледная тень, брови приняли положение, что и у начальника, а потом опустились и стали единой чертой, а на лице проступили красные пятна и пот. Дочитав последние строки, он бросил на стол материал и резко прихлопнул рукой.

-Ты что мне принёс? Ты что нагородил? Начитался книг о похищениях инопланетянами!

— А Вы разве не согласны?

— С чем?

— Ну там же масляные пятна и следы опор, всё запротоколировано, подтверждено свидетелями.

— Да это масло трактора, сено вывозил с твоей лужайки.

— Трактора там не было, я проверил, и машин – тоже. На причастность исчезновения отработаны все выдвинутые версии. И действенна только одна — звездолёт…

—  Какой звездолёт!!! – у прокурора сорвался голос, и он захрипел. Потом удушливо закашлял, замахал руками и схватил графин. Налил стакан воды и залпом выпил. На лице его было негодование.

— Звездолёт… — ещё раз тихо процедил сквозь зубы прокурор. И вдруг зашёлся смехом:

— Ты что действительно веришь в эти уфологические бредни? И хочешь, чтобы я в них поверил?

— Но ведь начальник отдела поверил.

— Где?

— Вот подписал.

— Он что, не читал?  Подмахнул не глядя?

— Читал.

— И…

— Хохотал, потом подписал и к Вам отправил.

— Стало быть,  и я должен посмеяться и подписать?

— Или дело возбуждать.

Прокурор посверлил глазами Градова, помолчал, что-то обдумывая.

— Хорошо, если это  не трактор и не машина, то что? Что-то же было?! В этом что-то есть. И, взяв ручку, хитро ухмыляясь, надписал:

— «Согласен, прокурор Дрябин С.С.», и расписался.

— С первой оказией доставить в область. Пусть там посмеются. Иди, уфолог.

Дело не заставило долго ждать. Материал также «прошёл» все верхние инстанции и вернулся со всеми причитающимися подписями. Все чиновники, согласно системе, поставили свои визы, тихонько посмеиваясь. Нижние чины – пусть верхи разберутся, разнесут и наложат резолюции.  Верхние чины – раз нижние подписали, стало быть, им виднее, стало быть, так оно и есть, так тому и быть.  Стоит ли заморачивать голову.

Вот так сработала отлаженная система: снизу доверху — и наоборот. В этом её сила и смысл.

В.Г. Чикалёв

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: