Закон Ома надо знать

Это было в конце 70–х годов прошлого столетия, когда я работал председателем профсоюзного комитета Шерегешского рудоуправления.

Однажды утром, перед выдачей нарядов, группа горняков ворвалась в кабинет главного механика Шерегешской шахты с жалобой, что по стволу «Вспомогательный» вот уже второй раз на этой неделе клеть ствола вылетает на приёмную площадку со скоростью звука, что не допускается никакими правилами безопасности. Главный механик Михаил Николаевич Сухомесов сразу же отправился на приёмную ствола «Вспомогательный» и  опросил стволовую, которая подтвердила, что клеть временами летает по стволу и находиться в ней очень опасно. Михаил Николаевич заходит в машинное отделение ствола, за управлением подъёмной машиной — Мария Шаврова.

-Как подъёмная машина, всё ли исправно? -спрашивает он её.

-Всё исправно, как всегда, — отвечает она.

Но клеть, выходя на приёмную, задирает решётки ограждения ствола! Можно представить себе, с каким грохотом она поднималась на поверхность. Он-то и напугал людей, которые утром выезжали из шахты.

М.Н. Сухомесов тотчас же отстранил Машу от работы по управлению подъёмной машиной и увёл в кабинет по технике безопасности шахты. Заместителем главного инженера шахты по технике безопасности работал тогда Лысенко Александр Федорович. Марию Шаврову заставили написать объяснительную по её залихватской работе, что она и сделала. Но ведь  в этой ситуации её необходимо отстранить от дальнейшей работы машинистом подъёма, а оснований  пока никаких.

Сообща решили собрать внеочерёдное заседание комиссии по технике безопасности при главном инженере рудоуправления, которую возглавлял Ереметов Владимир Александрович. Я как председатель профкома тоже являлся членом этой комиссии. Марии предложили взять билет по технике безопасности (по её работе), дали время подготовиться. А дальше устроили ей экзамен.

Маша отвечала на каждый вопрос толково и полно, вопросов в билете было три, и на все она ответила. Председатель комиссии всё время куда–то отлучался и не был в курсе происходящего, поэтому заседание как–то вёл его заместитель Иван Яковлевич Черкасов. Были ещё разные дополнительные вопросы, на которые она чётко ответила. И вот поднимается член комиссии Александр Федорович Лысенко и задаёт вопрос:

-Расскажите нам закон Ома для участка электрической цепи.

-Не знаешь закон Ома – сиди дома, — отвечает Мария. А потом уже спокойно говорит: «Сила тока прямо пропорциональна напряжению и обратно пропорциональна сопротивлению участка цепи, т.е. I = U : R».

То ли вопрос был очень простым и бестактным, что даже казался школьным, но ответ был точным и адекватным. А в кабинете повисла гнетущая тишина.

Тут уж за своего члена профсоюза вступился я: раз, говорю,  вопросов к Маше больше нет, то экзамены закончены, и мы считаем, она сдала экзамены и может вернуться на свою работу.

Мария вышла за дверь, пришёл в кабинет В.А. Ереметов, и что тут началось. Ведь все были уверены, что экзаменов Маша никогда не сдаст, а вышло другое. Что сейчас делать, никто не знал. Тогда я им и говорю: «Да вы её очень плохо стажировали, учите её по-новой, а уволить мы вам её не дадим».  Хлопнул дверью и ушёл к себе.

Позднее я узнал, что ответы на все вопросы билетов Маша выучила наизусть: за домашними делами включала магнитофон, где были записаны все ответы на вопросы билетов. А все записи были сделаны её мужем, механиком подъёма.

Всё это происходило весной, а летом в июле наши дороги с Машей снова пересеклись.

Вместе с Виктором Викторовичем Брякиным мы семьями косили покос его родственника в посёлке Шерек. Трава была густой и высокой, о которой в народе говорят: «Рясная трава». Особенно хорошо косилось утром, пока роса смачивала траву. Единственной помехой были комары да мошки, которые при взмахе косы тучами устремлялись на возмутителя их спокойного ночлега. Мы же готовы были отражать их нападения. Хорошо спасали накомарники, которые применяются при работе с пчёлами.

За воскресный день мы вчетвером скосили весь покос. При этом хорошо отдохнули на природе: несколько раз искупались в речке Таенза, посидели у костра и отведали вкусной таёжной похлёбки. Незабываемые летние дни в Горной Шории… Через неделю мы снова отправились на этот покос, сено ещё полностью не просохло, его пришлось переворачивать и досушивать на солнце. День стоял солнечный и жаркий. Поэтому после обеда уже можно было сухое сено сгребать, стаскивать в копны и быстро организовывать два будущих стога.

Рядом с нашим покосом оказался покос председателя Шерегешского поселкового Совета народных депутатов Виктора Михайловича Шахтарина. В этот день он с ближайшими соседями тоже был здесь. Но мы, занятые своими делами, этого пока не видели. Для будущих стогов срубили и установили на пригорке два стожара так, чтобы сено не могла замочить поднявшая вода в речке Таенза.

Вот начали уже стаскивать сухое сено к этим стожарам и укладывать его в два стога. И видим, что со стороны посёлка Шерегеш выползает огромная чёрная туча, разбухая и наливаясь зловещим свинцом. Через полчаса эта страшная туча захватила уже весь северо-западный небосклон. Мы как могли ускорили сельхозработы. Но сил явно не хватало, чтобы уложиться с завершением стогов сена до дождя.

И вдруг, вот диво, на лошади к нам подъезжает Мария Шаврова. Сама верхом и с волокушей из двух берёз для подвоза сена. Ни слова не говоря, активно на  ходу впрягается в работу. Все бегают, стремясь перетаскать сухое сено и уложить его в стог. А Мария споро подвозит сено в копнах прямо к стогам. Тут и Шахтарин Виктор Михайлович, и вся его бригада дружно бросились помогать нам в сборе и метании сена. Дело заладилось так хорошо, что с появлением первых крупных капель нахлынувшего дождя оба стога были завершены и готовы были  принять на себя дождевые потоки.

Поднявшийся ливень разогнал нас по разным укрытиям, и мы  просто не успели поговорить с нашими спасителями. Но когда на другой день я разыскал Машу и спросил её, кто же их направил к нам на помощь в столь решительный момент, она и ответила: «Долг платежом красен». Я задумался, о чём же речь? И тогда она сказала: «Ты тогда на экзаменах спас меня от увольнения, а у меня трое детей.  Как бы я их стала кормить? Теперь я отстажировалась у хорошего машиниста подъёмной установки и работаю нормально. Большое тебе спасибо!»

На этом мы и расстались с Машей навсегда. А от Шахтарина В.М. я потом узнал, что всю его сенокосную бригаду тогда по тревоге подняла на подмогу именно она.

Анатолий ГЕРТЕР

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: