ВАСИЛЬКОВ ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧ

«…Большое видится на расстоянии…»

В.Маяковский

Я с Василием Кузьмичом познакомился в 1968 году. Тогда я работал на Шерегешском руднике мастером на 9-м проходческом участке, а он был механиком бурового участка №6. Наш участок проходил буровые выработки, а бурильщики 6-го из них бурили взрывные скважины. Там мы и встречались постоянно.

Что такое буровой участок — это 40-50 станков НКР и бурение взрывных и разведочных скважин диаметром 105-110 мм по всей шахте. Станок НКР (Новосибирск-Кривой Рог) — агрегат весом 400 кг, который в те времена бурильщики вручную перетаскивали от одного забоя к другому. Четыре человека просовывают два ломика в станок спереди и сзади и по команде: «Ещё раз!» перетаскивают станок на 10-20 метров, а то и более. Это не только тяжёлый труд, но и такие неприятные последствия для здоровья. Грыжа, например.

Василий Кузьмич механизировал этот процесс, для чего изобрёл «гибкую штангу». Старая буровая штанга разрезалась поперёк на куски по 30 см, затем торцы с помощью автогена разрезались клиньями, нагревались и так загибались внутрь, но так, чтобы посредине оставалось отверстие для троса. Эти звенья нанизывались на трос диаметром 13-15 мм и длиной 2,5 — 3 м. Это и была «гибкая штанга». Теперь в месте, куда надо было перетащить станок, устанавливалась распорная колонна, к ней крепилась гибкая штанга, которая по резьбе соединялась со ставом штанг, который в свою очередь вставлялся в станок, станок подключался к сжатому воздуху, и бурильщику оставалось только включить пульт на спуск или подъём, и станок сам передвигался по выработке, а затем по гибкой штанге поднимался  на необходимую высоту по распорной колонне. Бурильщик закреплял хомутом рукав станка и приступал к бурению. Так эту операцию вместо 4-х человек выполнял один и без тяжёлого физического труда.

Станок НКР — это сотня агрегатов и запчастей: шланги, штанги, пневмоударники, коронки, двигатель ДАР-14, поршни, цилиндры, подающие патроны, плашки, шайбы, прокладки и т.д. и т.п. Всё это всегда было в дефиците. Из-за повреждённой прокладки стоял станок, бурильщики теряли зарплату, предприятие страдало.

И Васильков В.К. начал с этой проблемой бороться. Сначала он в слесарке участка установил электропечь, изготовил формы, и слесари стали отливать поршни и цилиндры двигателя ДАР-14. Этими запчастями Шерегешский рудник обеспечивал и себя, и Казский рудник. Затем Васильков установил вторую печь и начал отливать все резиновые прокладки для станка. А когда в подземной слесарке не стало хватать места, он приспособил под мастерскую подсобное помещение на поверхности у ствола «Новоклетьевой», и теперь бурильщики приносили сломанную деталь, взамен получая новую. Её они передавали сменщику, а тот сразу ремонтировал станок и запускал его в работу.

Когда в Шерегеше перешли на проходку восстающих глубокими скважинами, то возникла проблема — надо было их отбурить так, чтобы они не отклонялись от центральной. Таких скважин по периметру бурили шесть штук, и станок надо было шесть раз переставлять и ориентировать, чтобы все скважины проходили параллельно центральной. Но разбег был иногда очень большим — до 3-х метров. Приходилось бурить заново.

Василий Кузьмич рассчитал и изготовил рукав длиной 1 метр. Теперь бурильщик отбуривал  центральную скважину, устанавливал на неё распорную колонну, крепил на неё «длинный рукав» — так называлось это изобретение — и с этого рукава отбуривались все шесть скважин по периметру. Достигалась высочайшая точность бурения.

Со станками приходили обсадные трубы, которые после забуривания вставлялись в скважину, чтобы в неё не попадал шлам и куски породы. Эти обсадные трубы можно было извлекать только перед самой зарядкой ВВ. Бывало, извлечь их не удавалось, и тогда терялась скважина. Василий Кузьмич изготовил трубогибочный станок. Теперь эти обсадные трубы  изготовлялись из листового железа толщиной 1,5 — 2 мм. Лист загибали в трубу диаметром 110 мм, а стык проваривали. Проблема потери скважин была решена.

Одно время возникла проблема с буровыми коронками — стал выкрашиваться победит. И Василий Кузьмич организовал реставрацию таких коронок. Заказал победит, в слесарной мастерской коронку нагревали, извлекали старый победит, в ней растачивали паз и запаивали в него новый победит.

Далее, срок службы станка НКР — 2 года. К концу этого срока станки часто ломались, что приводило к простоям. Тогда В.К. Васильков наладил капитальный ремонт станков. В слесарке установили колонну, на неё навешивали изношенный станок, полностью разбирали,   негодные и ненадёжные детали заменяли новыми — заводского или собственного производства. Это сервисное обслуживание позволяло участку выполнять план.

Василий Кузьмич очень любил природу, часто бродил по лесам, в это время обдумывая новые решения производственных проблем. Потом он претворял их в жизнь, подавал заявки на изобретения.  У него больше десяти патентов на изобретения, не считая множества рационализаторских предложений. Был он заядлым грибником, знал грибные места и, отправляясь по грибы, брал с собой сына.

Он хорошо играл в шахматы и научил этой игре тогда ещё шестилетнего сына Михаила. Сейчас Михаилу за пятьдесят, он кандидат в мастера спорта по шахматам, ведущий шахматист района, выступает за район на областных соревнованиях.

И последнее: в 1956 году Василий Кузьмич служил в Венгрии и участвовал в подавлении контрреволюционного мятежа. Был награждён медалью «За отвагу». Удостоверение подписал маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков.

Я считаю, что такие люди не должны быть преданы забвению, мы должны помнить о них и  об их хороших делах.

Г.Г. Монингер

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: