В ЗАЛОЖНИКАХ У НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА

В заложниках у национального парка оказались жители отдаленных поселков Таштагольского района, территория которых граничит с  Шорским национальным парком. Сход жителей поселка Средние Кичи еще раз обнажил существующие проблемы.

НАЧАЛО

Везде и всегда вопрос природопользования  всегда стоял остро. Не исключение и наш Таштагольский район. Хорошо помню, как возникла идея  создания на территории Горной Шории национального парка и как она претворялась. Тогда, почти тридцать лет назад, казалось, что это единственный путь спасения природы и фауны нашего края, более того – единственный выход для создания условий сохранения и развития системы хозяйствования и культуры шорского народа.

Добиваясь открытия на территории Таштагольского района национального парка, инициаторы вряд ли предполагали, что это обернется проблемами, которые сейчас стоят перед населением. По сути, само проживание на территории национального парка – это постоянный стресс.

Долгожданная попытка решить застарелые проблемы по промышленной вырубке лесов, создав национальный парк, оказалась не слишком удачной именно потому, что не были защищены интересы коренного населения.  И радужные мечты о процветании Горной Шории на деле обернулись головной болью для местного населения. При этом создание национального парка уничтожило основу жизни местного населения — возможность заниматься комплексным традиционным природопользованием. Несовершенство законодательной системы привело к тому, что коренные жители оказались в заложниках у национального парка.

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ…

Деревенский житель вряд ли будет заглядывать в географическую карту и проверять: в какой зоне национального парка он находится. Да и как в лесу определить, где же она заканчивается — граница зоны ограниченного хозяйственного использования и начинается особо охраняемая зона?

Вот и недоумевают шорцы Очан и Шельтерек: почему в двухстах метрах от их дома, там, где жили некогда родители,  а почва еще сохранила перегной, и раньше была территория поселка, они не могут  посадить картофель. А всего лишь потому, что «умные» дяди определили это место зоной, где нельзя вести хозяйственную деятельность. Дело доходит до абсурда, когда в одной половине дома хозяин может проживать и вести традиционный образ жизни, а другая половина дома отошла в другую зону, где он появляться не может, а на улице и на травку наступать не должен.

Еще один казус. Житель поселка Средние Кичи решил оформить правоустанавливающие документы на родительский дом.  Дом был построен в далеком 1960 году и даже имел порядковый номер 16 на улице Таежной, а также технический паспорт, оформленный в 2009 г. В судебном порядке было доказано право собственности истца на родительский дом. А оказалось, что оформить его в собственность никак нельзя, потому что земля, на которой дом стоит, принадлежит лесному фонду. Хотя земельным участком в 700 кв. м, который был предоставлен под индивидуальный жилой дом, человек пользуется уже много лет. Вот уже и суд прошел и решение суда в пользу истца принято, а правоустанавливающие документы никак не оформляются.

В этой ситуации возникает вопрос к депутатам. А вы вообще-то для чего? Ну, работайте, слуги народа, если вас выбирают, вникайте в проблемы избирателей, проводите правовой ликбез. Недоумение вызывает у простого селянина и необходимость ехать за разрешением в национальный парк для того, чтобы посетить могилы предков – просто кладбище попало в особо охраняемую зону, куда ступить-то нельзя: сразу штраф! Штрафов деревенские жители накопили немало, а платить чем? Доходы, сами понимаете, невелики. И непонятно простому мужику, не обремененному знанием премудрых законов, почему он после долгой зимы не может починить разрушенный снегом забор – а надо всего-то несколько жердей срубить. Но ведь за разрешением опять в офис нацпарка ехать. И страдает у нас всегда тот самый  МУЖИК, который, как у Салтыкова-Щедрина, двух генералов прокормил.

Для того чтобы добраться до сенокосных угодий, …надо взять разрешение и передвигаться только по конкретным дням, на которые выписано разрешение, иначе – штраф. Обращался в суд житель поселка Усть-Кабырза, который был оштрафован за то, что на моторной лодке передвигался к своему личному участку земли, чтобы заняться там хозяйственными работами. Вроде, суд выиграл.

Местная индивидуальная предпринимательница разводит овец. Недавно медведь в очередной раз задрал их с десяток. Трогать медведя нельзя: надо охранять. Она же рассказала о том,  как несколько раз съездила в город за разрешением на заготовку дров: то срок не подошел, то специалист в отпуске, а оптимальный срок заготовки дров к тому времени прошел (кто знаком  с деревенской жизнью знает, когда дрова лучше заготовить).

Местный житель, который заготовил дрова на выделенной деляне, а потом долго их сушил, потому как они больше бы подошли для делового леса, сетовал:

— Если бы мне самому разрешили выбрать деревья на дрова, неужели бы я выбрал деловую древесину? Выбрал бы деревья подпорченные короедом, подгнившие и сухие. И уж не заготовил бы дров с излишком – ни к чему это.

Другой, по внешнему виду  явно недавно переехавший из города, откровенничал:

— Куда нам, крестьянам, податься?! Зажимают со всех сторон!  К покосам идти нам запрещают. Наши родители по пять-шесть коров держали, тогда условия были другими. Электричества в деревне нет, еду  надо дровами разогревать, как можно людей ограничивать в дровах? Помните картинку из учебника истории: мужик стоит на одной ноге, так и мы скоро будем!

Вот так благими намерениями выстилается дорога в ад.  Думали сделать как лучше, ратуя за национальный парк на территории Горной Шории, получилось, сами знаете как…

СУТЬ КОНФЛИКТА

Одни считают, что они проживают на территории традиционного природопользования и ведут традиционный образ жизни и хозяйствования, другие считают, что  территория национального  парка исключает такое понятие.

И все по-своему правы, потому что опираются на разные законы. Коренные жители – на Конституцию РФ, которая в ст. 72, пункте «м» обещает защиту исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей. А еще и Земельным кодексом РФ, в котором глава 1, статья 7, пункт 3, гласит: «В местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и этнических общностей в случаях, предусмотренных федеральными законами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, может быть установлен особый правовой режим использования земель указанных категорий».

Национальный парк руководствуется Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях».  30 декабря 2013 года опубликован и вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 28 декабря 2013 г. № 406-ФЗ. Этот закон вносит, пожалуй, самые серьезные поправки в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» с момента его принятия в 1995 году.

Изменения внесены в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (статья 5 Федерального закона № 406-ФЗ). Помимо этого, Статьей 6 Закона № 406-ФЗ из статьи 95 исключены  территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

Таким образом, территории традиционного природопользования (ТТП) больше не являются особо охраняемыми природными территориями и не должны относиться к землям особо охраняемых природных территорий.

Суть конфликта не в том, что руководство национального парка  плохое, как утверждают селяне и некоторые чиновники,  оно просто выполняет закон, который определяет деятельность парка. И нет в том вины директора национального парка, что страдают жители поселков: не он издал закон, обозначил границы парка и его зоны.

И этот конфликт бесконечен и неразрешим, пока стороны не станут руководствоваться одним законом. Законодательство у нас такое… несовершенное. Поэтому и бродят оппоненты вокруг да около, и у каждого своя ПРАВДА. Судя по публикациям в СМИ, такая ситуация типична для всех национальных парков, где есть коренное население, ведущее традиционный образ жизни.

И  для чего мы выбираем депутатов в городской Совет, в областную Думу, в Государственную Думу, наконец? Умные законодатели, вы уж соберитесь и напрягитесь, наконец, приведите все законы для простого человека, живущего крестьянской жизнью, к единому знаменателю, чтобы не противоречил один закон другому. Проанализируйте ситуацию, соберите воедино  все законы, вокруг которых  идет неразбериха, и приведите все в соответствие здравому смыслу и логике. А то Конституция прописывает одно, закон «Об особо охраняемых природных территориях» — другое, а Земельный кодекс — третье.

МНЕНИЯ ПО ВОПРОСУ

Сергей Адыяков, заместитель главы района по национальным вопросам:

— Проблема во взаимоотношениях местных жителей, живущих на традиционных территориях, с дирекцией Шорского национального парка. Работники национального парка работают в рамках  Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». Однако их действия вступают в противоречие с основным законом нашей страны – Конституцией РФ, 69 статья которой говорит о том, что  Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации. Постановлением правительства все наши отдаленные поселки признаны территориями традиционного природопользования.

Юрий Токмаш, уполномоченный представитель шорского народа:

— Вопрос с природопользованием и землепользованием в национальном парке – очень серьезный. Чтобы его решить, надо опираться в первую очередь на Конституцию РФ, которая имеет ВЫСШУЮ юридическую силу. Сначала Конституция, следом Уголовный кодекс  и только затем другие Федеральные законы. В Конституции РФ, статье 72, пункт «м»   написано: «защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей». Так извольте выполнять Конституцию – основной закон государства.

Что касается нормативно-правовой базы. Согласно Федеральному закону «Об особо  охраняемых природных территориях», директор Шорского национального парка прав. Нельзя, чтобы на этих территориях были поселения, велась хозяйственная деятельность. Тогда надо принять одно из двух взаимоисключающих решений: выселить тех людей, которые попали на территорию национального парка, поскольку им там запрещено жить и заниматься хозяйственной деятельностью. Либо вы их переселяете, создаете новые поселения за пределами территории парка с созданием всей сопутствующей инфраструктуры – дома, магазины, школы, ФАПы. Либо есть второй путь решения проблемы: изменить статус национального парка. Есть закон о территориях традиционного природопользования. На Дальнем Востоке и  на Севере он действует. То есть в пределах национального парка  обозначаются территории традиционного природопользования, где  разрешается хозяйственная деятельность. Только решение о создании территории традиционного природопользования принимается правительством.

Мнения, как видите, разные, так может быть, представитель нацпарка что-то прояснит? Мы беседуем с Сергеем Коваленко, старшим государственным инспектором Шорского национального парка:

— В чем суть сегодняшней встречи? Суть конфликта?

— Людям надо выписывать дрова.

— А что с огородом, который жители хотели распахать?

— Если это входит в территорию поселения, то проблем никаких нет. Если входит в территорию парка, то это нарушение почвенного слоя.

— Как определить границы поселения? По карте?

— Да. У нас в администрации есть специальные карты, где определены границы. На территории национального парка распашка почвенного слоя запрещена. Это не мы, работники парка, придумали, это в законе прописано – в законе «Об особо охраняемых природных территориях».

-Внутри национального парка есть территории  традиционного природопользования?

-Есть зонирование парка:  особо охраняемая зона, зона ограниченного хозяйственного использования,  зона рекреационного использования, зона хозяйственного назначения. Сейчас мы подали документы в Москву, и у нас теперь будут: заповедная зона, зона особой охраны, рекреационная зона и зона интенсивного природопользования.

— Это чем продиктовано? Теми вопросами, которые возникают с местным населением?

— Да. По положению о российских ООПТ (особо охраняемые природные территории), есть зонирование.  Исходя из законов, мы определяем зоны.

— Выходит, что  на территории национального парка шорцы не могут заниматься традиционными видами  деятельности?

— Опять Вы не так трактуете. Заниматься они могут. Но в чем Вы ошибаетесь: территории традиционного природопользования выделяются на основании закона о малочисленных народах, но они выделяются отдельно. А Шорский национальный парк не подразумевает существование таких территорий. Он создан для сохранения животного и растительного мира, для рекреационных целей и для просветительской работы. Он не создавался для территорий традиционного природопользования малочисленных народов.

Из тупика

На сайте «Центр охраны дикой природы» нашла информацию «Стратегии управления национальными парками России». Так в разделе  3.2.1. «Границы национального парка» предлагается такое решение:

«В национальных парках, расположенных в районах проживания коренного населения, могут быть выделены зоны традиционного экстенсивного природопользования, где допускаются традиционная хозяйственная деятельность, кустарные и народные промыслы, а также связанные с ними виды пользования природными ресурсами. При организации в национальных парках зон традиционного экстенсивного природопользования в интересах групп коренных народов необходимо придерживаться двух основных принципов:

— основой размещения таких зон должны быть объективно и исторически сложившиеся этнохозяйственные ареалы;

— пространственная организация хозяйства и форма совместного управления биологическими ресурсами должны соответствовать типу этнохозяйственного ареала и учитывать связи хозяйственного комплекса с ландшафтом;

— администрация национального парка осуществляет управление природными ресурсами в этой зоне в тесном взаимодействии с общинами коренных народов, при этом должно обеспечиваться своевременное восстановление изымаемых природных ресурсов».

***

 Уж больно мы усложнили в последнее время свою жизнь, только лучше она от этого не стала.

Людмила КИРСАНОВА, фото автора

Похожие сообщения

One thought on “В ЗАЛОЖНИКАХ У НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА

Оставить комментарий

Войти с помощью: