ТЯЖЁЛОЕ ДЕТСТВО ВОЙНЫ

ТЯЖЁЛОЕ ДЕТСТВО ВОЙНЫ

Я расскажу о Елене Степановне Митряшкиной. В канун 70-летия Победы над фашистской Германией Елена Степановна была  приглашена в школу на классный час «Суровое детство войны».  Дитя войны, она весь праздник проплакала, так была взволнована, прочитала нам своё стихотворение «Дети войны».

Елена Степановна Митряшкина родилась 6 июня 1932 года в деревне Черешта Горно-Шорского района. В семье было ещё трое детей, сестры Раиса, 1937 г.р., Мария, 1939 г.р., и Зоя, 1941 г.р. Перед войной жили в селе Петровка Акмолинской области. Отец, Степан Филиппович Дементьев, родом из села Сурикова Арык–Балыкского района Кокчетавской области (Казахстан), работал в колхозе скотником, конюхом. В конце июня 1941 года отца призвали на фронт.

Потом стали жить в Календаше. Мать, Аграфена Кузьмовна, в девичестве Арапова, работала уборщицей в библиотеке. Там же, в библиотеке, в маленькой боковой комнатке и проживала семья Дементьевых. Большую часть комнаты занимала русская печка, на которой спала вся семья.

С уходом отца на фронт на старшую сестру Елену, которой самой было всего 9 лет, легли серьезные обязанности. Она была нянькой не только для трех своих младших сестер, ещё двух детей «для пригляда» к ней приводила сестра матери. Сами женщины с утра до вечера были на работе в колхозе, а Елене приходилось еще и корову доить да с телком в табун отправлять.

Последнее письмо от отца они получили летом 1942 года из-под Харькова. Он писал: «Сидим в окопах…» И больше писем не было.

В 1943 году в семье случилось горе: умерла младшенькая Зоя. Ей было 2 годика. Нянечка в детском саду ее вечером с подоконника уронила, наверное, отбила внутренности. Елена Степановна вспоминает: «Мы тогда на полу все подряд спали. Я проснулась ночью, смотрю, мама сидит, шьет что-то. Ситчик такой розовый. «Вот,- говорит, — платье для Зои шью. Умерла она…»

В 12 лет Елена сама уже работала в колхозе на полях. Полола, копнила, снопы в комбайн кидала, боронила. До сих пор помнит, как лихо командовала быками: «Цоп!» — налево, «Цобе!» — направо. Однажды, ей было уже 13 лет, бык на ногу наступил, отдавил, она упала в борозду, подняться не может, а быки понеслись одни. Ну, думает, затопчут, и никто не узнает, встала кое-как. Главным у них Петр Иванович Ошурков был, так он еще и отругал ее за то, что быков одних отпустила.

Когда Елене было 14 лет, она и еще трое ребят были направлены сопровождать колхозную скотину, молодняк, который перегоняли в Казахстан. Там они должны были ухаживать за коровами и сохранять рождающихся телят, то есть заботиться об увеличении поголовья скота. Однажды, когда остальные вывели стадо в поле, Елена осталась чистить навоз, потом пошла задавать корм, пока управлялась в коровнике, вышла, глядь, а на улице корова отелилась, и теленочек замерз. Не углядела, не уберегла. Плачет Елена горькими слезами: и себя ей жалко – ей за это тюрьма грозит, а еще пуще теленочка жалко: маленький, родился и замерз. Пришли ребята, узнали, в чем дело, закопали теленочка в снег и решили никому об этом не говорить.

Когда закончилась война и стали возвращаться солдаты, в семье Дементьевых тоже ждали отца. Надежда, что он вернется живой и невредимый, не покидала их. Не дождались. Летом 1946 года пришло извещение о том, что красноармеец Дементьев Степан Филиппович, находясь на фронте, пропал без вести в июле 1942 года.

В 17 лет Елена Степановна пошла устраиваться на работу. Взяли в Райпотребсоюз. На лесоповал. С 1947 по 1950 год на быках возила лес. Работала на строительстве маслозавода. Строили из камня. Сначала в карьере камень дробили, потом на носилках носили, цемент подтаскивали – к вечеру с ног валились.

В 1957 году семья вернулась жить в Черешту. С 1953 года Елена Степановна стала работать на железной дороге: на 12-ой дистанции пути, в мостовой колонне, путевым обходчиком. Представьте себе: в трескучий мороз (или жаркий день) идет по железнодорожным путям женщина–обходчик, увешанная молотками, ключами, еще какими-то железяками, идет и радуется: «Спасибо начальнику отдела кадров  — товарищу Полищуку, — говорит, — что на работу взял…»

В 1979 году вернулись в Мундыбаш. И еще 20 лет отработала Елена Степановна в курсовой сети техничкой. Ее общий трудовой стаж, начиная с 1947 года, составляет 53 года.

Многое вспомнила Елена Степановна. Чем-то гордилась, о чем-то сожалела. Очень сожалеет, что учиться в школе у неё не было возможности, а так хотелось! Образование у нее – только один класс, который до войны успела закончить. До сих пор помнит имя своего первого учителя – Иван Трофимович Коршунов.

Очевидно, эту глубокую любовь к школе, к знаниям Елена Степановна пронесла через всю жизнь, а иначе чем объяснить, что в преклонном возрасте, вырастив детей, уйдя на заслуженный отдых, она вдруг взялась писать стихи. Она не задумывается, не мучается долго с рифмой, просто берет ручку, первый попавшийся под руку лист и начинает записывать то, что диктует ей сердце, что  волнует душу. Она прямолинейный человек и сама понимает, что ее стихи нуждаются в доработке, не стесняется обратиться за помощью. В нашем школьном музее хранятся все ее оригиналы, а также доработанные варианты. Сборник стихов Елены Степановны мы назвали «С любовью о главном».

Елена Степановна Митряшкина

СИРОТЫ  ВОЙНЫ

— Военные дети, как вам жилось?

— Как нам жилось?

Трудное детство на долю пришлось…

В лихие военные годы

Колхозы и шахты, заводы

Женские, детские плечи держали,

Хлеб государству сдавали,

Танки, снаряды на фронт отправляли,

А наши отцы врага добивали.

С врагом мы сразились, Победы добились.

Пусть грустные лица,

Нам есть чем гордиться!

Вернулись живые счастливо домой,

А нам, горемыкам, хоть волком завой:

Отцы не вернулись, не выплакать глаз…

А нынче Отчизна забыла про нас…

Мы даже не знаем, где могила отца,

В овраге иль в поле травой заросла,

Иль в яме глубокой водою залита,

И, может, уж всеми давно позабыта.

Праздник  Победы – праздник святой,

А мы–то, сироты, захлебнулись слезой.

Что ж нам поделать?!

Забыты страной

Сироты войны…

Май 2006 г.

Подготовила Нилуфар Урунбоева

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: