ТВОРЧЕСКАЯ ГОСТИНАЯ

В литературной гостиной Центральной библиотеки прошёл творческий вечер уже известного таштагольцам автора – Анатолия Артемьевича Гертера. На этот раз он представил новую книгу рассказов, выпущенную в центральной библиотеке небольшим тиражом 50 экземпляров.

«Непридуманные жизненные истории. Горная страна» -такое название не случайно, ведь истории эти на самом деле правдивые. В них даже персонажи самые настоящие, а некоторых вы можете запросто встретить на улице.

-Я считаю, что мне незачем придумывать сюжеты и своих героев, если в жизни происходит так много интересного, — убеждён А.А. Гертер.

О его творчестве читателям библиотеки интересно рассказала ведущая встречи Екатерина Теплова, прозу автора прочли сотрудники ЦБС Н.Ф. Баркова, С.В. Ермакова и А.Л. Гришакова. Сам автор ответил на множество вопросов.Впрочем, лучше всего о нём расскажут его правдивые истории.

 

Анатолий ГЕРТЕР

НЕПРИДУМАННАЯ ИСТОРИЯ. ШЛЯПА И ГЛУХАРЬ

На Шерегешский рудник я приехал в марте 1960 года по направлению Свердловского горно-металлургического техникума.

Руду добывали из трёх обособленных карьеров. Шахта только строилась. Нас, молодых специалистов, поразили нескончаемые горы, сказочная тайга и обилие снега. Сегодня тайга чаще всего безмолвная, лишь изредка тишину нарушит стук дятла или свист крыльев вороны. Тогда тайга удивляла зимой на каждом шагу: то рябчик взлетит, то глухарь, а дрозды, кедровки и другая мелочь вообще не боялись человека. Про белок и зайцев тоже можно много рассказывать. Чтобы доказать правдивость моих слов, хочу познакомить читателя с рассказом прирождённого охотника, работника карьера Шерегешского рудника Александра Владимировича Колокольчикова.

Работал Александр Владимирович механиком карьера по ремонту экскаваторов и на почве своего увлечения был очень дружен с главным механиком карьера Николаем Ивановичем Валовым. Насколько разговорчив и словоохотлив был Колокольчиков, настолько же замкнутым и молчаливым слыл Валов.

В один из осенних воскресных дней оба отправились на охоту, а дальше я излагаю историю так, как рассказал ее на следующий день Колокольчиков товарищам по работе.

«Рано утром, ещё только светало,мы созвонились и отправились пешком в сторону посёлка Шерек. Конечно, позавтракать времени не было, и, когда прошли километров пять, голод стал давать о себе знать, захотелось есть. Нашли большую поваленную лесину и разложили свои продовольственные припасы, с аппетитом поели, ведь всегда товарищеские деликатесы кажутся вкуснее своих. Потом покурили. Валов, как всегда, красовался в серой фетровой шляпе, которую обычно надевал на охоту, уверяя, что она приносит ему удачу. Эта шляпа, казалось, не соответствовала размеру его головы, и была довольно большой и широкой.

И вот во всей амуниции, с ружьем на спине он отправился в кусты, что росли невдалеке, чтобы справить естественную человеческую нужду»- рассказывает нам, молодым, Колокольчиков, а он при этом каждый раз добавлял что-то новенькое, свое.

«Ну зачем же во всех подробностях!» – смущенно перебивает его начальник, но Колокольчиков невозмутимо продолжает: «Вот я жду полчаса, час, а его всё нет и нет. Я уже забеспокоился: не случилось ли чего? Искать? Но не знаю даже, в какую сторону он ушел…Да туман начал садиться, ничего не разберёшь. И вот, наконец, из тумана выплывает знакомая фигура. Я к нему: «Где ты пропадал?»

Тут Валов всё же перебивает Колокольчикова:

– Лучше я сам всё, как было, расскажу. Сижу я в кустах, и вдруг в самый неподходящий момент на мою шляпу садится… глухарь! Судя по нагрузке, килограммов на десять потянет. Ну,  думаю, окаянный, уж я тебя сейчас приберу! И только я потянулся, чтобы как-то снять ружье,  мой глухарь, чувствую, ногами переступает, крыльями машет, чтобы, значит, удержать равновесие, не упасть со шляпы. Спугнуть боюсь, опять осторожно пытаюсь завладеть ружьем… В общем, после нескольких моих неудачных попыток снять ружье глухарь, наконец, понял, что под ним не пень трухлявый, взмахнул крыльями и улетел».

При этих словах раздавался общий дружный смех всей толпы, ибо каждый представил себе, как солидный Николай Иванович со спущенными штанами пытается раздобыть  глухаря.

Вот сколько было дичи в нашей тайге, если глухари садились на голову заядлым охотникам!

Прошло более десяти лет, и я стал страстным охотником-любителем. Мне нравилось не столько промышлять рябчика,  сколько наблюдать за проделками этой птицы. Схема охоты была следующей: охотились обычно вдвоём или втроём, двигались вдоль двух соседних склонов гор так, чтобы поднятый одним охотником рябчик обязательно попадал в сектор действия второго или третьего охотника. При этом мы обычно по погоде знали, где может прятаться эта птица.

Однажды, когда мы с приятелем в очередной раз выслеживали и поднимали рябчика, потревожили крупного глухаря. Сначала раздался треск мелкого кустарника и только потом шум крыльев. Глухарь никак не мог подняться – настолько он отъелся на чернике, которой в тот год в наших местах было очень много. Глухарь грузно бежит по лесу, хлопая крыльями, и не может взлететь. Мы забыли обо всём, забыли, что в руках у нас заряженные ружья и можно стрелять. Да и поднимется ли рука человека, который хоть сколько-нибудь любит природу Горной Шории, на эту красивую гордую птицу. Наконец, глухарю с большим трудом всё же удалось встать на крыло. Когда он улетел, мы очнулись и наперебой стали делиться впечатлениями. Тут–то я и вспомнил историю, рассказанную мне когда–то механиком карьера Шерегешского рудника Александром Владимировичем Колокольчиковым.

Как жаль, что такие истории остаются в прошлом, всё больше пустеет тайга, уже не осталось ни одного токовища на большой горе Мустаг, и глухари становятся диковинкой.

 

 

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: