СОБАЧЬЕ ДЕЛО

ЗАКЛЯТЫЕ ДРУЗЬЯ ИЛИ ЛУЧШИЕ ВРАГИ?

Если не совсем понятно, какие гуманные меры может принимать общество для защиты граждан от безнадзорных домашних собак, то с бродячими все вообще запутано. Оказывается, у них прав больше, чем у прохожих.

Шерегешский мутант

Уже полгода среди поселка Шерегеш держит оборону против людей, а по сути, против всего мира бродячая дворняга. Кусает всех встречных-поперечных, и никто ей не указ. Заместитель главы поселка И.А. Идимешев называет ее не иначе, как мутантом. У него, опытного охотника, есть на то причины. Ведь ничего поделать с этой, на вид обыкновенной дворнягой не удалось еще никому. А люди страдают. В начале февраля у дома № 7 по ул. Юбилейной автор статьи встретился с тремя потерпевшими. Женщины рассказали, как страшно им ходить по родному поселку. И где конкретно.

Их злоключения примерно похожи. Вот как пострадала недалеко от своего дома пенсионер Любовь Васильвна Червонных:

— Ходим мы здесь мимо теплотрассы, однажды я шла на работу в УЖХ, а собака подбегает сзади и кусает меня за ногу. Вот у меня рана еще осталась. А здесь, посмотрите, у нее своя тропинка, а в теплотрассе у нее – щенки…

Подходим поближе и в метрах в тридцати видим лающую на нас дворнягу. После чего она, не раздумывая, исчезает где-то среди снегов, а на самом деле в лотке теплотрассы. Место дислокации выгодное с точки зрения стратегии и тактики засадной войны. В ее «катакомбах» тепло, туда не проникнуть людям, зато есть несколько удобных выходов для неожиданных нападений. Одна из дыр находится прямо у тропинки, по которой ходят ее заклятые враги. Как раз там она и напала на нашу собеседницу Любовь Васильевну. А скрытно перебегая по теплотрассе, собака может контролировать территорию в радиусе ста метров, держа в поле зрения три пешеходных дорожки. В том числе и территорию школы №11, и дорожку, по которой дети ходят на занятия и обратно. Она всех видит и слышит, ее в укрытии – ни одна душа. А при первом же появлении опасных двуногих с подозрительными предметами собака ныряет в ближайший пролом, как в бомбоубежище. Так она и сделала, увидев меня, с большим фотоаппаратом. Умна: мало ли из чего я в нее прицелился? Хотя снять ее издалека все же удалось. Да не одну, а с двумя щенками – подрастает смена…

И вроде, понятно: мама охраняет своих детенышей. Но люди утверждают, что собака была злющая и раньше, будучи бездетной.

-Меня эта собака хватала за валенок, а ранений не причинила, просто потому что я быстро среагировала, — вспоминает Елена Владимировна Осинцева. – Но мамы теперь провожают детей в школу и встречают из школы.

А вот ее соседке, социальному работнику Лилии Петровне Имировой не повезло: 30 января 2015 года, когда она шла для оказания помощи по одному из адресов – несла продукты питания – по дороге на нее напала и покусала та же самая собака. Женщина сразу же обратилась в участковую больницу, чтобы там ей обработали кровоточащую рану и ввели вакцину против бешенства, поскольку именно опасность заразиться этим смертельным вирусом — самое страшное, что несут в себе бродячие собаки. Но вакцины не оказалось, и потерпевшей пришлось ехать в Таштагол. Причем, на такси за свои деньги! Знаете, сколько стоит такой проезд от Шерегеша до Таштагола? Ничего себе, сходил человек на работу!

Неуловимая

Понятно, что молчать люди не собирались, а шли с жалобами в администрацию пгт Шерегеш. Обращений было много. Но и там не сидели без дела. Оказывается, для отлова той самой дворняги заместитель главы поселка трижды вызывал специальную бригаду из комбината благоустройства. Но все попытки были тщетны.

-Я ставил на нее петли и даже два раза ее поймал, — рассказывает заместитель главы администрации пгт Шерегеш Игорь Анатаольевич Идимешев. – Но когда она в них попалась, но петли из проволоки она перегрызает. Поставили две петли, приходим: обе оборваны. Сколько я на такие петли зайцев переловил, на такие же петли рысь ловится, а эта собака рвет. У нее челюсти ужасные! Когда она стала кусать людей, я буквально по тревоге привозил сюда стрелков ГКБ, чтобы отстрелить эту собаку. Они попали в нее прямо в упор – дротик торчит. Наутро смотрю – она опять бегает! Три раза приезжали «охотники» и трижды стреляли. Бесполезно. Обращался в полицию, чтобы они ее отстрелили из табельного оружия. Они отказались: в населенном пункте огнестрельное оружие применять нельзя – ни автомат, ни пистолет. Давно я на нее охочусь. Но что плохо – мы боремся с ней, а кто-то ежедневно приносит ей по полмешка еды. Идешь ставить петли, один говорит: «Молодец», а другой грозит заявлением в прокуратуру.

О местных защитниках собак мне в поселковой администрации рассказали много: взрослые, здравомыслящие люди бросались в драку на И.А. Идимешева, закрывали грудью собак от стрелков ГКБ – «стреляйте в меня, и их не трогайте»! Есть такая порода людей, для которых собаки всего дороже. Жалко им, понимаете ли. А людей вам, граждане «зеленые», не жалко? Вот Лилия Петровна больным помогает, старикам одиноким — ее ваша «подзащитная» собака больно-больно укусила. Не жалко вам хорошего человека? Любовь Васильевну тоже не жалко? А человек до сих пор со шрамом ходит.

О том, что собаки стали бездомными не по своей воле, можно говорить сколько угодно, как и читать морали тем, кто выгоняет собак из домов и с дач после сезона – это бесполезно, потому что человеческое равнодушие и черствость непрошибаемы. И что делать, когда все уже случилось, и перед нами уже не друг человека, а зверь, который никого не пощадит? Он кусает, и что – подставить ему вторую ногу или, может, шею? Так не лизать же будет, а загрызет.

А в администрации Шерегеша ждут, когда в комбинат благоустройства поступит новый эффективный транквилизатор для дротиков, которыми усыпляют бродячих собак. Даже «мутантов».

Трогать ее не моги

И собаку, конечно, жалко, как любое живое существо. Чтобы окончательно запутать эту непростую морально-этическую ситуацию, представим ее с точки зрения самой собаки. Вот она сидит себе в теплотрассе. Прячется и прячет от жестокого мира своих деток. А вокруг ходят людишки – это они выгнали ее из дома или с дачи еще маленьким щенком, а теперь они если не добыча, то уж точно не друзья. Могут забрать щенков, и двоих уже поймали этой зимой. Но больше не получат. А значит, двуногих надо держать в страхе, чтобы стороной обходили. Вот сейчас идет по тропе какой-то мужик. Нет, его лучше не трогать, еще зашибет. А вон ту тетку цапнуть надо, ишь, ползет, как у себя дома… Ага, больно – вот и убирайся! А мне за это ничего не будет: эти существа очень глупые, они напридумывали законов против себя самих.

…На самом деле, бездомную собаку надежно защищает российский закон — УК РФ  и его статья 245 «Жестокое обращение с животными»:

  1. Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.
  2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Как истолкует отлов (не дай бог, отстрел дротиками со снотворным) собак тот или иной правоохранительный орган, трудно представить. И вот здесь можно согласиться с воображаемой фразой нашей собаки: наши законы против нас же самих.

Но и гуманных способов, как убрать с улиц бродячих собак, у нас в районе нет. Не существует ни приютов, ни специальных питомников. Их некому и не на что стоить. Да и во всей России их единицы, и те созданы добровольцами.

Кочуринская стая

В феврале большая стая собак замечена в самом Таштаголе, его микрорайоне Усть-Кочура. Компания разношерстная и разномастная, от мелких шавок до здоровенных кобелей. По словам очевидцев, стая ошивается у магазинов и остановок, где и женщины, и дети. На людей собаки, правда, не реагирует – у них сейчас «свадьбы». Но, опять же, в такое время собаки непредсказуемы. И ходить мимо них просто страшно. Местным жителям порой не уснуть ночами: когда эта «свадьба» да с «оркестром» носится мимо дворов, цепные кобели исходят от праведного гнева истошным лаем. Некоторые, видя такой соблазн, просто рвут свои рабские цепи и присоединяются к празднику жизни… Вот потому среди «женихов» как бездомные бродяги, так и благородные сторожевые – с породой, мастью, ошейником и… головной болью несчастных хозяев. Да, жертвы основного инстинкта…

Что такое ловить сбежавшего к сучке кобеля (который даже голодным вовсе не собирается домой), знаю на своем опыте. Это целая история, и вспоминать не хочется, хорошо, что поймали и надежно заковали.

Кочуринским хозяевам не позавидуешь. Но скоро их беды прекратятся, потому что сучки забеременеют, летом народят щенят, и бездонных собак прибавится. Они себе плодятся. А люди, ответственные за благоустройство, ждут нового «лекарства от собак», старый препарат, как уже сказано, почти не действует.

Кирилл САЗАНОВ, фото автора

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: