ПРАВДА О ЖИЗНИ В ОКОПАХ

ПРАВДА О ЖИЗНИ В ОКОПАХ

Даниил Александрович Гранин – выдающийся русский писатель, наш современник, участник Великой Отечественной войны, лауреат премии «Большая книга» 2012 года за новый роман «Мой лейтенант», об этом произведении мы побеседовали с заведующей отделом обслуживания Центральной библиотеки Антониной Лукиничной Гришаковой:

— Примерно два месяца  назад моя приятельница сказала, что есть сайт «Подвиг народа», где можно найти архивные документы о людях, принимавших участие в Великой Отечественной войне, описание их подвига. Я знаю, что у моего отца Луки Ивановича Кирьянова были награды, но за что он их получил — не знаю. Мне было 17 лет, когда он ушёл из жизни, он мало что рассказывал о войне. Благодаря этому сайту я узнала, что он один из первых ворвался в город Ригу,  разминировал 718 мин, 8 часов стоял в воде и что впоследствии, не имея ни одного ранения,  он стал инвалидом 2-й группы. Все награды получил во время войны.  После этого я на одном дыхании прочитала роман Даниила Гранина «Мой лейтенант», где он описывает солдатскую жизнь в окопах, увиденную глазами простого лейтенанта. Начало захватывающее – бомбят железнодорожный узел, и автор описывает не взрывы, громыхание, а состояние героя – как ему страшно. Ему кажется, что каждый снаряд летит прямо на него, самолёт только на него нацелен:

«Я вжимался в землю, чтобы осколки просвистели выше. Усвоил это страхом. Когда просвистит — есть секундная передышка. Чтобы оттереть липкий пот, особый, мерзкий, вонючий пот страха, чтобы голову приподнять к небу. Но оттуда, из солнечной безмятежной голубизны, нарождался новый, еще низкий вибрирующий вой. На этот раз черный крест самолета падал точно на мой куст. Я пытался сжаться, хоть как-то сократить огромность своего тела. Я чувствовал, как заметна моя фигура на траве, как торчат мои ноги в обмотках, бугор шинельной скатки на спине…».

Описание страха в романе навеяли Антонине Лукиничне воспоминания о встречах фронтовиков с детьми, во время которых школьники постоянно спрашивали их: «Страшно ли было»? Ответ всегда был один: «Страшно». И роман Даниила Гранина тому подтверждение. Произведение автобиографично, по мнению критиков, автор с высоты своих лет вгляделся в ушедшее мгновение и пропел прощальную песнь очень симпатичному молодому человеку, который изжил в себе страх, нашёл способ с ним бороться: «А если смеются, то страх проходит… Смех убивает его…». Научился прятаться от снарядов:

«Весной я уже чувствовал себя не то что ветераном, а перестарком. Знал, куда упадет мина, когда лучше стрелять из пулемета, прожаривал белье, не дожидаясь вошебойки. Но появилось и незнакомое — ощущение того, что везуха фронтовая кончается. Из наших ополченцев осталось в батальоне пятеро, остальных забрал госпиталь или убило. Смертный срок подошел вплотную, по теории вероятности пуля немецкая вот-вот долетит. Пора было соображать какой-то зигзаг, хотя бы на время выбраться с передка».

А.Л. Гришакова считает, что этот роман как покаяние автора, который, не стыдясь, пишет о том, что и на войне люди строили планы на будущее, думали о карьере, медалях, о красивой жизни:

«…получен приказ направить на курсы танкистов от нашего батальона одного офицера. Комбат предложил Карпенко, боевой офицер, артиллерист и все прочее. Но Карпенко это не устраивало, и он предложил меня, но комбат промолчал. К танкам я вроде ближе. Карпенко расписал мне прелести этих курсов, которые пройдут в Ульяновске, — не меньше, чем полтора месяца тыловой жизни, затем формирование, считай, еще месяц. Не шутка. На два, а то и на три месяца уехать с передовой, прокантоваться. Спать на простынях, есть горячие обеды. Счастливчик! Я не мог понять, он-то чего отказывается, пытал-пытал, пока он не признался. У него, оказывается, есть свой план. Его уже представили на звание капитана, ему надо здесь дождаться, там, на курсах, не дадут».

Значительную часть романа занимает описание блокадного Ленинграда, о том, с чем солдатам приходилось сталкиваться в это время, ведь случаи людоедства были не единичны, и, несмотря на все ужасы,  город выстоял.

«Положение Ленинграда безнадежно. И в Берлине решают — подождать, Ленинград должен сдаться. Немецкие офицеры возмущены: «Почему не входим?». Приказ остановиться у ворот города немотивирован. Генералы группы «Север» недовольны. Весы Истории колеблются туда-сюда, пока не перевесило. Что? Спустя годы один священник, умница, твердо определил мне: «Чудо. Свершилось чудо». Но я не хотел согласиться с ним. Если чудо, значит, мы ни при чем? И все наши жертвы, усилия, оборона — все напрасно? И в то же время и тогда, и теперь я ощущаю чудо спасения Ленинграда, казалось бы, обреченного».

В одном из интервью Даниил Гранин говорит о том, что до сих пор не понимает, как случилось, что обреченные потерпеть поражение Советские войска одержали Победу:

— Была отдана вся Украина, вся Белоруссия, большая часть России, люди погибали безо всякого утешения, надежды, что их смерть не напрасна. И все-таки страна выстояла. Почему? На этот вопрос отчасти ответил Пушкин. «Гроза двенадцатого года настала — кто тут нам помог? Остервенение народа, Барклай, зима иль русский Бог?» Пушкин остановился на последнем.

«Мой лейтенант» — это не брюзжание старика, а умное и цельное произведение. Книга вышла в 2011г. и спустя год завоевала самую престижную литературную премию «Большая книга». Это произведение показывает войну глазами простого солдата, который хочет уничтожить врага и остаться живым.

Светлана Григорьева

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: