ПОЧЕМУ МЫ ТАК ЖИВЁМ?

Действительно, почему же мы так бедно живём в богатейшей стране? И с какой стати это зависит от цены бочки нефти? Казалось бы, все центральные СМИ это объяснили нам устами руководителей государства и правящей партии. Но она не единственная парламентская партия. У неё есть серьёзный аппонент в лице КПРФ – Коммунистической партии Российской Федерации. Попробуем взглянуть на наши российские проблемы с точки зрения коммунистов. И поговорим о них с секретарём Таштагольского отделения КПРФ Николаем Михайловичем Кочетковым:

— Николай Михайлович, недавно Вы участвовали в областной партийной конференции. О чём шла речь?

-Главной темой был доклад Г.А. Зюганова и те 10 пунктов, которые он предлагает для вывода страны из кризиса. Мы их одобрили и внесли ещё ряд дополнений, в частности по мерам для остановки роста цен на бензин, которые волнуют всех. Затем – плата за жилищно-коммунальные услуги:  практически все выступавшие заострили на этом внимание. И очень подробно говорилось о положении Кузбасса. Честно говоря, Кузбасс в серьёзном положении: закрываются предприятия, хотя нам и говорят, что всё нормально. А до нормального  далеко. Обсуждали экологическую ситуацию. Зюганов в своём докладе коснулся её вскользь, а на конференции в Кемерово выступал член обкома партии и экологического центра. Он обрисовал нерадужную картину, особенно в Новокузнецке и Кемерове, да и во всех крупных городах.

-Так предприятия же закрываются, особенно вредные производства. Как говорится, нет худа без добра – для экологии, конечно.

-Я не уверен в том, чтобы при капитализме собственники вкладывали средства в экологически чистые технологии. Это при развитом западном капитализме, которому больше сотни лет, этот механизм уже отработан. У нас пока такого нет. Только, так называемое «ручное управление»: губернатор приказал, глава приказал – и что-то маленько сдвинулось. А должна быть работающая программа экологического благополучия региона.

-А что говорит ваш лидер о такой плотной зависимости российской, а главное кузбасской экономики от мировых цен на уголь и железную руду? Какой выход просматривается?

-В нашей программе чётко сказано, что горнодобывающая промышленность должна быть в руках государства. Это первое. Не может она быть в руках какого-то олигарха. В неё вложили силы наши отцы и деды. И столько здоровья угробили, чтобы создать эту индустриальную базу. А сейчас десять человек захватили природные ресурсы: нефть, газ, руду – практически всё в руках олигархов. Г.А, Зюганов говорит об этом открыто: до некоторых пор высокие цены на нефть помогали закрыть зияющие дыры в экономике. Но решением системных задач власть не занималась, большая часть доходов от продажи минерально-сырьевых ресурсов шла в карманы нуворишей, на покупку замков, яхт и самолётов, но никак не на развитие промышленности, оборонного комплекса и сельского хозяйства. И поэтому КПРФ и её руководитель уверены в том, что минерально-сырьевая база России должна служить народу. Выручка от экспорта сырья должна идти в госбюджет, а не олигархам. Это позволит поднять доходы бюджета с 13 триллионов до 20 триллионов рублей в год. И бюджетного дефицита не станет. «Назрела необходимость национализации не только нефтегазового компплекса, но и других ведущих отраслей, таких, как электроэнергетика, железнодорожный транспорт, связь…» — пишет в своём докладе Г.А. Зюганов. Как Вы думаете, хуже стал бы работать шахтёр, если бы шахта стала не частной, а государственной? Да нет, конечно. Он бы знал, что её не закроют, что у него есть будущее, и рос бы в профессионалльном плане, сыну своему посоветовал бы на горного инженера выучиться.

-Но неужели вы, коммунисты, думаете, что олигархи так просто отдадут государству свои скважины и шахты? Или оно должно их выкупить?

-Дело в том, что это всё принадлежит народу. Те недра, которые в земле, они от Бога, а не от олигархов, не от президентов и не от коммунистов. И все, кто проживает на этой территории, должны быть хозяевами недр. И кроме этого, от недр, от каждой тонны руды доход должны получать все – каждому, скажем, по 10 копеек или по рублю на его счёт. Добыли тонну – все жители района по рублю получили.

-Но сейчас она стоит тысячу с лишним, и что получим?

-Это всё ерунда – не может быть такого, чтобы железо в стране не было нужно, а шло только на экспорт. Мы просто не развиваем промышленность, мы её угоробили. А стране нужны сотни тысяч тракторов, комбайнов. Пусть они будут чуть-чуть похуже качеством, но свои. И будут заняты люди. И будет развиваться своё производство. Народ сегодня грамотный, и мы бы не хуже выпускали комбайны, чем та же Франция или Германия. Ведь качество можно со временем и улучшить. Я в детстве работал в колхозе, на комбайне «Сталинец» —  мы стояли на бункере и поправляли вилами сжатую солому. А какая пыль там летит! К вечеру глаза пылью забиты… Но мы поднимали хозяйство. А сейчас разве такая техника? Даже отечественная была вполне пригодна для работы. Повторяю: пусть, качество и не на мировом уровне, но им можно заняться. Для начала хотя бы какие-то выпускать. И будут нужны и металл, и руда, и  цена их будет не копеечная.

Просто надо смотреть вперед, в будущее. Вот Зюганов и напоминает о том, что в прошлом году именно по инициативе КПРФ был принят закон «О стратегическом планировании». Это начало перехода от экономики стихийной к плановой. И если стратегическое планирование рассчитано на 10-летний период, то надо вводить и тактическое – на 5 лет. Далее Зюганов настаивает на новой индустриализации – переходе от сырьевой экономики к перерабатывающей. Ведь сегодня её доля в объёме нашего ВВП всего 14,5%. А надо повысить до 70%. Например, в Германии она составляет 83% ВВП.

-Я видел по ТВ его выступление, где он говорил о спасении сельского хозяйства. Тут неплохо бы вспомнить о том, что у нас, в Горной Шории, даже в послевоенные годы оно было развито не хуже рудников, это же правда?

— Более 60-ти колзозов и совхозов работали в Таштагольском районе. Может даже, они и не были рентабельными, но дело в том, что население было занято. И никому не приходило в голову считать, что здесь выгодно, а что нет. Совхоз «Таштагольский» был замечательным предприятием. Во Францию отправляли мёд! А мы в Кондому, где и был этот совхоз, ездили за гречкой, мясом. 1400 голов крупного рогатого скота в нём откармливали за год – это бычков весом  до 400 кг. А для чего мы здесь построили Шалымскую колбасную фабрику – надеялись, что заработает полный цикл: совхоз работает, поставляет мясо, а фабрика делает продукцию. Хотели задействовать в этом и другие посёлки, чтобы люди тоже выращивали скот, сдавали на приёмные пункты. И не были ни безработными, ни лодырями. И это же экологически чистое мясо. Что такое бычок весом в 400 кг, который откармливается в своём подворье или в том же совхозе на лугах – сейчас такое мясо считается элитным продуктом! Да его сегодня любой житель района покупал бы с удовольствием, вместо того, чтобы брать привозное непонятно откуда. И неизвестно, чем эту скотину кормили. А значит, неизвестно и чем, в конечном итоге, сегодня кормят людей. А это, наверное, первая задача – накормить людей здоровой пищей. Возможности есть. И кое-что делается. Тулеев занимается развитием сельского хозяйства. Миллион тонн зерна убираем за год! А могли бы и больше. Когда я учился в Высшей партийной школе в Новосибирске, перед нами выступал академик Аганбегян. И он говорил: одна только Сибирь может прокрмить весь Советский Союз – 280 миллионов человек! Не говоря уже о Кубани, о российском церноземье, где плодородный слой на два метра в глубину. Мы в Сибири вот на этих камнях могли столько вырастить и страну прокормить. Но вот так непонятно у нас всё сегодня, что, чего ни коснись, всё невыгодно.

-Это не потому ли, что мы на столько зависим от мировых цен на ВСЁ? Раньше-то, вроде, и не очень зависели? Что об этом думаете вы, коммунисты и ваши лидер?

-У Зюганова чётко сказано: мы должны привязать свой           рубль к золотому запасу страны и отвязаться от курса доллара и от доллара вообще. Это неподкреплённая бумага, не имеющая никакой цены. Она – ноль, от которого зависим весь мир, потому что это международная валюта. Все расчёты только в долларах. Европейцы надеялись на евро, и мы были в этом заинтересованы, и тогда Америка бы рухнула. Но те, кто нами правят, сами, наверное, доллары имеют, потому и сами от них зависят. А ведь от их политической воли в стране зависит всё. У Путина власти больше, чем у советского генсека. Под его рукой даже своя национальная гвардия! Так что, было бы желание, и тогда всё возможно. Зюганов подчёркивает, что очень важно вывести наш Центробанк из-под влияния Федеральной резервной системы США и подчинить российским властям. Вот Сталин же не стал тратить деньги на зелёные бумажки, а приравнял рубль к золотому эквиваленту. И никакие санкции СССР были нипочём. А КПРФ сегодня ещё и ставит вопрос о выходе страны из ВТО – всемирной торговой организации. Потому что за три года нашего членства в ВТО потери российского бюджета достигли 800 миллиардов рублей. А по некоторым данным, косвенные потери можно оценить в 4 триллиона рублей. Вот вам и ВТО.

-Не кажется ли Вам, что постепенно правительство начинает прозревать, особенно в связи с санкциями – вот же программа импортозамещения объявлена?

-Никакого импортозамещения в серьёзных масштабах нет. Никому это не нужно из тех, кто закупает все тавары и продукты за рубежом. Сейчас всё установилось: ребята скупают, перепродают. Есть десятки посредников и так далее, и так далее…Сколько на этом кормится! Производителей или импортёров – один-два, а сколько нахлебников? От них надо избавляться. Это фирмочки, созданые чиновниками, директорами крупных предприятий, и везде расставлены свои люди – зятья, детки, «братки». А чужие – мы все.

-Если уж мы так часто возвращаемся к сельскому хозяйству, скажите, а что это за «народные предприятия», о которых любит рассказывать Г.А. Зюганов?

-Это те же совхозы и колхозы. Но возглавляют их люди неординарные. Люди, заинтересованные в развитии своего производства. В подмосковье работает ЗАО «Совхоз им. Ленина», которым руководит П.Н. Грудинин. Там полный цикл, начиная от посадки зерна, его переработки до животноводства и колбасного цеха. Всё своё, и своя продукция. Средняя зарплата работников 40 тысяч рублей, у директора 80 тысяч рублей. Не в десять раз выше, а всего вдвое. Если повышается ЗП у рабочих, то повышается у руководящего состава. Там нет такого, чтобы директор «положил» себе миллион, а работникам – пять-шесть тысяч. Всё чётко, местное самоуправление. Ребятишек в школах кормят бесплатно. Своя поликлиника – тоже беспатная. К тому же люди получают 10 кг мяса в месяц по рублю за килограмм. И держатся они за свой колхоз – есть за что. Грудинин рассказывает, что он больше 20 лет в этом хозяйстве, и со времён перестройки не было никаких реформ, никакой делёжки на паи. На общем собрании все решили остаться в совхозе и работают по сей день. Люди увидели, что творится у соседей: все же кинулись в  капитализм, захватили свои паи. А что это такое? Дали тебе пай в 10 га земли. Как ты на них будешь работать, купишь ли  комбайн, трактор, сможешь ли держать агронома, зоотехника? Почему коммунисты были за укрупнение колхозов и совхозов – на укрупнённых есть возможность иметь всю сельхозтехнику, внедрять агротехнические методы. Зерно надо собрать не за месяц, а за три-четыре дня, и что ты его серпом будешь резать? А выгодно тебе загнать на 10 га технику – да у тебя зерно будет золотым. А попросишь комбайн в аренду – сразу вылетишь в трубу. Тысячу гектаров техникой обрабатывать выгодно. И продукция дешевле, и люди заняты. Вот в чём секрет успеха «народных предприятий».

И вот таких уже немало. В респубоике Мари-Эл есть СПК «Звенигородский» (директор Казанков), где точно такие же условия и такая же высокая зарплата. В приангарье «народное предприятие» — Усольский свинокомплекс (директор Сумароков). Их продукция на международных ярмарках занимает первые места.

А есть и «промышенные народные предприятия», например, картонно-бумажный комбинат в Набережных челнах и предприятие «Знамя» в Свердловской области. Модель работает, она жизнеспособна. И конкурентоспособна. Потому что она — для народа.

Беседовал Кирилл САЗАНОВ  

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: