ПО БЕРЕГАМ КРАСНОЙ РЕКИ

В Шерегеше река Большой Унзас загрязняется выбросами из шахты. После массовых взрывов соединения азота окрашивают воду в красный цвет. Ситуация близка к экологической катастрофе.

«Это в Китае есть Жёлтая река, а у нас – река Красная», — говорят нынче в Шерегеше. Первое обращение в редакцию поступило от депутатов Шерегешского поссовета ещё весной этого года.  На прошлой неделе заместитель председателя поссовета Александр Александрович Шульц снова позвонил в редакцию: «История повторяется, из трубы течёт вода красного цвета!» Один из жителей Шерегеша пришёл с подобным известием прямо в редакцию. А во вторник, 13 июня, по приглашению 12-ти депутатов поселкового совета в Шерегеш прибыл старший государственный инспектор по охране окружающей среды Кузбасса. За его визитом последует административное расследование.

Время действия: утро 13 июня 2017 года, а точнее, 10.00. Место действия: устье безымянного ручья, впадающего в Большой Унзас у плотины шахтного технического водозабора. Здесь труба, идущая с очистных сооружений Шерегешской шахты, несёт свои воды в реку. То, что они далеки от идеала, видно и невооружённым глазом, а уж фототехника фиксирует картину совершенно беспристрастно: вот она прозрачная речная вода выше сброса, а вот мутные потоки, оскверняющие эту первозданную чистоту (см. фото).

Потока целых два: первый течёт из сливной трубы, а вторым стал уже сам безымянный ручей. Но через какие-то 20-25 минут ситуация в корне меняется. Пока я иду до здания местной администрации, встречаюсь с заместителем председателя поссовета и только что прибывшим инспектором по ООС, а затем все вместе мы прибываем к месту сбросов, видим, что сброс по трубе полностью перекрыт, но муть в безымянном ручье никуда не делась. И если кто-то хотел, так сказать, замести следы, это всё равно не удаётся.

-Это река Большой Унзас, вот труба, по которой идёт сток от сооружений промочистки, из этой самой трубы бежала красная вода. Сейчас, как видите, вода по ней уже не идёт – в шахте узнали о Вашем приезде и приняли меры, — объясняет инспектору происходящее заместитель председателя Шерегешского поселкового совета А.А. Шульц. – Сейчас на промочистке сброс ведётся напрямую в ручей.

-Сам по себе сброс нарушением не является, но он должен соответствовать  разрешениям, в которых указывается, какие это объёмы и самое главное – с каким качественным составом, — поясняет в свою очередь старший государственный инспектор по охране окружающей среды Кемеровской области Сергей Васильевич Пряхин. – На основании предельно допустимой концентрации устанавливается предельно допустимый сброс. Он, как правило, ещё жёстче, чем ПДК. Попросту говоря, сброс должен быть чистым.

А депутат А.А. Шульц продолжает вводить нас в курс дела:

-Сегодня на промочистке начали экскаватором чистить отстойники, потому что в них сверху было всего 15 см глубины, а полная глубина этих отстойников больше 7-ми метров, то есть всё было заилено.

С помощью специализированного прибора-навигатора С.В. Пряхин фиксирует координатную точку сброса у реки Большой Унзас. Дальше наш путь – к территории самих сооружений промочистки. К сожалению, попасть на саму их территорию государственный инспектор не может, ибо, по существующим законам, делается это только по письменному приказу, согласованному с областной прокуратурой. Впрочем, это и не требуется. Мы подходим к месту несанкционированного сброса. Вот он – мутный поток, бегущий по склону прямо в ручей. Как говорится, картина маслом. Точка уже несанкционированного сброса фиксируется на фотокамеру, а её координаты – с помощью навигатора. Теперь дело за специализированной лабораторией, которая по заданию госинспектора возьмёт пробы воды и проведёт необходимые исследования.

Возмущена  плохой экологической ситуацией в Шерегеше и местная власть.

-Сейчас в шахте поменялась технология — работают самоходные подземные машины, и весь мазут бежит в реку, — констатирует и.о. главы Шерегешского городского поселения Игорь Анатольевич Идимешев. – Раньше все шахтные воды проходили через отстойники, сейчас они выбрасываются в реку напрямую. Причём, ежедневно. Раньше после массовых взрывов, когда в шахте взрывали по триста тонн взрывчатки, отстойники промочистки не справлялись с объёмами сбросов, а на сегодняшний день это происходит даже после 2-3-х тонн ВВ. Помимо этого второй сброс производится с дробильно-обогатительной фабрики. Там стоял пылеуловитель, который не работает уже второй год, и на ДОФ просто делают увлажнение воздуха, а вся эта пыль вместе с водой тоже течёт в реку. Она бежит в лотках под всем посёлком и выходит в реку на окраине. Рыба в реке передохла! Этими двумя источниками отравили всю реку! Я разговаривал на эту тему с директором «Евразруды», он спросил: «Вы что, предлагаете шахту закрыть?» А я спросил: «Вы предлагаете всё отравить?»

Игорь Анатольевич приводит печальный факт: если ранее мутная вода в Большом Унзасе заканчивалась у Громотухинского моста, в 17 км от посёлка, то сейчас муть простирается уже до Светлого ключа — на 35 км ниже по течению! Рыба в Большом Унзасе исчезла, мальки ушли в реку Таенза и чистые ручьи.

-Суть  в том, что если внедряются новые технологии, то производственники должны заботиться об экологии, — продолжает И.А. Идимешев. – А сегодня рудник действует полностью во вред посёлку!

Мы побывали у второго сброса, что на окраине посёлка – в переулке Унзасский — там в реку тоже текла белая муть. Что содержится в этих сбросах, установит будущая проверка.

-Сейчас мы возбудим против «Евраза» административное расследование и как минимум накажем. Штраф на 80 тысяч рублей, они получат по самому минимуму, — подытожил  старший государственный инспектор по охране окружающей среды Кемеровской области Сергей Васильевич Пряхин. – Дальше им будет выдано представление об устранении этих нарушений. Они должны будут  представить нам программу по устранению этих сбросов и чистке своих отстойников. Как я понял, они сегодня у них заилены, и даже нет резервных.

Итак, слово теперь за комитетом по охране окружающей среды и его старшим государственным инспектором в Кузбассе. Какие факты откроет это расследование, а главное – какие меры будут приняты для их исправления – мы с вами, уважаемые читатели, узнаем первыми.

P.S. Уже после отъезда С.В. Пряхина мы с депутатом А.А. Шульцем отравились вниз по течению Большого Унзаса. И в трёх километрах от посёлка, не доезжая родника, увидели то, что так возмущает жителей Шерегеша: Большой Унзас действительно оказался «красной рекой», и это было страшно!

Кирилл САЗАНОВ, фото автора

 

 

 

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: