Литературная страница

Нелюдимы

Мы были любимы,
Теперь нелюдимо
Проходим сторонкою
Мимо и мимо.
Как больно, родная,
Постичь расстоянье,
Которое больше
Космической тайны.
Пусты наши парки,
Забыты скамейки,
Простите, прощайте
И больше не смейте
Бездумно плеваться
В святые колодцы.
Не смейте сдаваться,
Тем паче — бороться.
И так уже мало
Осталось святого.
И будто бы дьявол
Подсунул крамолу –
Сума и карьера,
Вожак или быдло —
Да, пахнет же серой,
Неужто, отшибло…
Но, помнится смутно
В холодное утро:
Мы были едины,
Теперь нелюдимы.

***
Не ставьте опыты с любовью,
Не троньте скальпелем сердец.
Но вот стоят у изголовья
И торжествуют: молодец,
Идешь, однако, на поправку,
И скоро выпишут домой.

-А это горько или сладко?

-Никак не будет, дорогой!
-Мы удалили боль и ревность
И ампутировали страсть.
«Запущенная безответность» —
Такой диагноз был у вас.
Не будет больше лихорадки,
Ночей с заламываньем рук…

-А это жестко или гладко?

-Никак не будет, милый друг.
Тебе не стоит волноваться,
Я не твоя, а ты не мой.
-Но это больно – расставаться,
Я точно знаю, я живой.

-Живой-живой, почти здоровый,
А вот лекарство от тоски:
Ты слышишь, бедный Казанова,
Стучат по полу каблучки…

-А про меня ты позабудешь.
(Нет, обо мне не забывай!)
Ты молодой, еще полюбишь.
-Прощай, любимая, прощай.

…Тоска больничных коридоров,
Пижамы, вата и бинты,
Уже тошнит от разговоров,
И все бесцветней слово «Ты».
Простое слово, только слово —
Наверно, действует наркоз.
Уже не страшно и не ново —
Не помнить цвет ее волос.
И вдруг очнуться через годы
В пустой квартире старика:
-Да что ж вы сделали, уроды,
Как обманули дурака!

Не ставьте опыты с любовью.
Она не свинка и не корь.
-Но ведь тебе же было больно!
-Ничуть, любимая, не спорь.

Гусиная стая
Ночью сыпался снег, что уже не растает.
И в чужой и холодной небесной дали
Уходила на юг запоздалая стая,
Улетая подальше от родимой земли.

Это дикие гуси. Их песня печальна.
Небо полнится криком. И давит в груди.
Ты всей кожей почувствуешь: что-то неладно.
А они просто кличут друг друга в пути,

Потому что темно. И тревожно. И страшно
В этой злой карусели терять высоту,
Потому что не выдержит кто-то однажды —
Кто-то очень родной, умерев на лету.

Вот кружит над нами последняя стая,
Собирая отставших – здесь же некуда сесть.
И на этой земле среди камня и стали
Ты стоишь и все медлишь. А надо лететь.

Про счастье
Спасибо, любовь моя верная!
Спасибо, тебе, Отечество!
Я был бы, счастлив, наверное,
Если б не человечество.
Я был бы доволен, как Будда,
Когда бы внезапно и странно
Исчезли убийцы-люди,
Исчезли убийцы-страны.
Не стало собак-людоедов
И людоедов-кошек,
А главное – непременно –
Людей-людоедов тоже!

Список дьявола
Ханой, Багдад и Освенцим,
Ангола, Тунис и Кения,
Хатынь, Нагасаки и Белфаст,
Алжир, Ленинград и Дели,
Горловка, Ржев и Гродно,
Минск, Смоленск, Краснодар,
Брест, Севастополь и Грозный,
Киев, Беслан, Бабий Яр,
Уганда, Лаос, Хиросима,
Белград, Сомали и Конго,
Корея, Сантьяго, Цусима,
Славянск, Майданек и Сонгми,
Одесса, Цхинвали и Триполи,
Камбоджа и Южная Африка… –
Планета, кровью залитая.
Не тронута лишь Антарктика,
Поскольку, необитаема,
И список, увы, не полный.
Зато нам известны авторы,
До удивленья знакомы:
Голландия, Польша и Швеция,
Испания, Португалия,
Великобритания, Бельгия,
Франция и Австралия,
Соединенные Штаты Америки,
Германия и Италия —
Людей убивали нелюди.
И убивают далее.

***
Тренье мечты о наждак бытия –
Так погибает вера твоя.
Вера в людей не стоит гроша,
Если уже загрубела душа.
Душу дубили и преуспели,
Станешь ты циником — всё нипочём —
Даже предателем и палачом.
Скажут потом: как же так – проглядели,
Вроде и ты здесь уже не причём.
Тренье души о наждак бытия…
Начисто сточена совесть твоя.

Израиль
Израиль – от слова «из рая», наверное —
Изгнаны начисто, дело прескверное:
Люди в бинтах и кровавая вата,
Нету ни правых, ни виноватых.

Лишь под горою тлеют останки
Павшего ангела с шифрами янки.
И на стволе подбитого танка
Скорбный венок и фото сержанта.

Будто затвор, молитву заело.
Смотрит раввин на правое дело,
Смотрят политик, врач и могильщик.
Беженцы так же похожи на нищих,

Как генералы на прокураторов.
Нету ни правых, ни виноватых.

Святой
Он долго молился и плакал,
У Бога просил он силы,
Чтоб зло обратилось прахом,
И чтобы добро победило,
Оружие всех истязателей
Застыло на веки вечные,
И совершить распятие
Рука не смогла бы грешная.
Просил он о хлебе для нищих,
О матери для сиротки,
О штиле – плывущим в лодке,
И чтобы глухой услышал.

Ему же никто не ответил.
Светилась в углу икона,
И ставнями хлопал ветер,
Звучали шаги у дома.
До смерти он ждал ответа,
Молился перед иконой,
И обернулся светом
И стал он Святым Николой.
А если увидит беды,
Приходит и делает чудо.
И люди живут советом,
Пришедшим из ниоткуда.

Кирилл САЗАНОВ

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: