НАШЕ ЗАБЫТОЕ ПРОШЛОЕ

Поразительные находки археологов воссоздают картины прошлого Горной Шории. Экспедиция под руководством заместителя директора по науке музея-заповедника «Кузнецкая крепость» Юрия Викторовича Ширина вернулась из района реки Пызас, принеся с собой уникальные научные данные. Находки датируются VII-ХVII веками и даже эпохой  плейстоцена — ледниковым периодом.

Пролог. Посуда бьётся к счастью

…Уже неделю беглецы пробирались в глухой тайге, взбираясь на горные склоны, переходя ручьи. Несколько десятков бывших пленников сбежали от своих угнетателей и теперь искали приюта в этих чужих горах. Обратный путь домой в Хакасию им был отрезан — там их снова найдут джунгары и казнят за дерзкий побег. Здесь, в Шории, они искали второй дом. На живописном берегу реки кыргызы устроили стан. Было это в 1703 году. Пришельцы обживали глухую горношорскую тайгу, не зная, что и здесь им долго не пробыть — казаки Кузнецкого острога уже снарядили на их поиски карательную экспедицию. Шли не самые добрые времена. И всего-то осталось от этих людей, что сколки красивой глиняной чаши, что однажды поставили на стол и, может быть, даже не успели убрать. Река уже тогда называлась Пызасом. Пройдёт три века, пока на её берега придут учёные-археологи и, проведя раскопки, найдут осколки этой чаши, восхитятся дивным орнаментом, и вся эта историческая драма оживёт в нашем воображении…

Итак, судя по находкам, сделанным в августе 2018 года, на берегах реки Пызас в 18 веке существовала целое кыргызское поселение. Кроме того, установлено, что на Пызасе было развито кузнечное дело, о чём также свидетельствуют находки. Но к счастью ли бьётся посуда? Для археологов — несомненно, хотя лучше бы она оставалась целой.

История в начале всего

Не первый год успешно проходят совместные экспедиции новокузнецких археологов с музеем этнографии и природы Горной Шории.  Но каждой поездке предшествует длительная организационная работа, готовится обоснование.

-На самом деле, выбраться в Горную Шорию удаётся очень редко: нет к этому общественного интереса, — рассказывает заместитель директора по науке музея-заповедника «Кузнецкая крепость» Юрий Викторович Ширин. — Развивается всё, что угодно: туризм, экономика…  А то что развитие напрямую связано с необходимостью изучения этого региона — не только геологического, но и гуманитарного — этого понимания пока нет. Тот же туризм развивать интересно, когда есть культурное насыщение. Когда вы посещаете какие-то места, полезно знать их глубокую историю. А не придумывать себе взамен её какого-нибудь снежного человека. Мы проводим большую работу по сбору материалов из древней истории, этнографии. Сейчас традиционная культура уходит и вытесняется элементами современного быта, причём не всегда в лучшую сторону. Некоторые вещи, которые были созданы народом и помогали ему жить в этой среде, полезно было бы изучить, прежде чем они исчезнут. Мы узнаём, как назывались горы, урочища, какие с этими названиями связаны духовные представления, какие места традиционно были запрещены для посещения, потому что за этим есть определённые мотивы. Не всегда они, может быть, научно обоснованы, но за этим всё равно стоит многовековая история. И надо прислушиваться: может, не стоит бывать в  тех местах, может, геология там такого характера, или же есть иные причины?

Археологи находят разное. Напомним, что именно экспедиция Ю.В. Ширина в 2009 г. обнаружила в окрестностях Усть-Кабырзы, ниже устья Пызаса, древние останки той, которую впоследствии назвали Кабырзинской принцессой. В этом году в поле зрения ученых оказался весь бассейн реки Пызас.

 Драма на берегах Пызаса

Если по Кондоме и Мрассу раскопки проводились, то на Пызасе до Ю.В. Ширина не работал ни один археолог. Хотя, по словам Юрия Викторовича, Пызас интересен тем, что это территория расселения двух очень крупных сеоков — шорских родов. Кроме того, именно там проходил путь из Алтая в Хакасию.

-По этим маршрутам люди всегда перемещались, переносили свои культурные традиции. Когда происходили известные нам исторические события, связанные с освоением Горной Шории русскими, взаимодействием с кыргызами, телеутами Алтая, то в документах всегда фигурирует Пызас. Фигурирует он как арена очень бурных исторических событий. Нас всегда интересовало, остались ли их следы? В частности, когда джунгары — западные монголы — в 1703 г. начали уводить кыргызов из Минусинских котловин, то вели их тремя дорогами, в том числе и через Пызас. Было уведено более 3 тысяч человек, они шли семьями, гнали с собой скот, везли вещи. Но часть кыргызов сбежала, где-то спряталась, и некоторое время они там жили. Была специальная карательная экспедиция кузнецких казаков для того, чтобы этих кыргызов выбить с Пызаса. Ведь там возникла так называемая горячая точка. Кыргызы были традиционными противниками казаков, и никто не хотел, чтобы они здесь укоренились, потому что тогда у них будут претензии к ясачному населению, попытки сбора с него налогов, которых и так недоставало в Кузнецке. И кыргызы отсюда были выбиты.

Легенды и факты

…Даже в 21 веке дороги в том районе мало отличаются от тех, что были в веке 17-м. Экспедиция из 4-х человек преодолела два брода и два перевала с грузом в 200 кг. В её составе были хранитель археологического материала музея этнографии и природы Горной Шории Максим Ермолаев, его сын Николай, волонтёр музея Иван Стариков и руководитель экспедиции Ю.В. Ширин. Так они дошли до пос. Белка, откуда и начали изучение района, уже изрядно «освоенного» геологией и золотодобычей. Сперва разведочные шурфы не показывали ничего интересного. Правда, среди местного населения бытует легенда о древнем кургане, и он действительно существует: в пойме реки стоит холм высотой 4 и диаметром 50 метров. Легенда гласит, что захоронен там никто иной, как ближайший сподвижник Чингисхана…

-Местные жители настоятельно советовали раскопать этот курган, потому что сами боялись: от этого, мол, их постигнет какая-то беда, — рассказывает Ю.В. Ширин. — Я обследовал эту местность и сделал предварительное заключение, что этот курган возник от тектонического удара, который прошёл по склону и вызвал оползень. Прямо на склоне видна выемка, откуда сошёл этот грунт и ушёл в пойму реки 2-мя волнами: 1-я большая волна образовала сам холм, а 2-я — холмик у подножия. Но выглядит всё замечательно, и если бы это было в степи, то первое впечатление, что это царский курган (в предгорьях Алтая встречаются курганы до 30 метров в диаметре). Но он уже давно вписан в традиционную культуру как объект мифологический. И с этой позиции требует определённой защиты.

…Идя по грунтовой дороге из Белки, археолог видит в промоине нечто, никак не характерное для лесного ручья. Снимает рюкзак, осматривает промоину и, работая ножом, извлекает находку.

-Это оказался позвонок некоего животного времён плейстоцена — периода оледенения, то есть, не менее 12 тысяч лет назад, — говорит Ю.В. Ширин. — Вообще, останков животных этого периода в Горной Шории найдено немало, где-то находят кости мамонта, лошади, бизона, и вероятнее всего, эта кость — шейный позвонок бизона или большерогого оленя. (см. фото).  Это надо показать томским палеонтологам.

…Многое открывается археологу, держащему в руках древний артефакт. Всего один позвонок вместо скелета гиганта говорит о том, что по частям его не раз «перезахоронил» наступавший и отступавший ледник. Найденные в 2016 г. в пещере Спальный Грот, что в верховьях Мрассу,  кости сурков означают, что в прошлом эти горы не были покрыты лесами, что здесь была степь, ведь сурок — зверь степной. Но о чём же говорят останки плейстоценового животного?

-Если есть плейстоценовые животные, то не исключено, что есть и плейстоценовый человек, который ни них охотился, — рассуждает Ю.В. Ширин. — На Алтае он известен, в Хакасии известен, но здесь пока не найден. Последнее мощное оледенение было 21 тысячу лет назад и 12 тысяч лет назад закончилось. Нам известны памятники конца этого периода у бывшей деревни Усть-Ганово (ниже Спасска). Есть стоянка человека с каменными орудиями труда в районе п. Турла. Там, на берегу реки, сохранились террасы того времени. А бурный Пызас сносит все террасы, намывает новые. Перед нашей поездкой было наводнение, которого не бывало лет 60. Река поднялась более чем на 4 метра. Это, кстати, помогло отсечь ряд  участков, где не стоит искать следы человека.

Свидетели лютых времён

Все разведочные шурфы, а это колодцы сечением не менее чем 1 х 1 метр, которые дали полезный материал, археологи пробивали на площадках не ниже 4-5 метров от воды. И первой находкой была стоянка времен увода кыргызов из Абаканских степей.

-Эти обломки глиняной посуды (см. фото) — того типа, который мы ранее находили в районе Кабырзы.  А вообще такая посуда традиционна для верховьев Абакана и всей Хакасии, — поясняет Ю.В. Ширин. — Узоры на посуде очень специфические и встречаются в районе Минусинска, Абазы. Это показатель того, что всё это очень связанное культурное пространство. А с другой стороны, возможно, мы нашли место, где на Пызасе прятались кыргызы.

По словам Ю.В. Ширина, возраст найденной керамики 14-17 века нашей эры. Если это связано с кыргызами, это 1703 год, если нет — то это вполне может быть  время после монгольского нашествия, когда весь юг Западной Сибири был единым монгольским улусом и где была распространена во многом сходная материальная культура.

Железных дел мастера

Юрий Викторович вспоминает: в ясачных (налоговых) книгах 17 века, где поимённо указывалось, чего и сколько взято казаками с каждого кузнецкого татарина, кроме шкурок соболя или белки, всё чаще начинает упоминаться железо — как в виде заготовок, так и готовых изделий: таганов (подставок под очаги), котлов и т. д. Получалось, что на Пызасе должны были работать кузнецы.

Ниже по течению реки Пызас экспедиции начинают попадаться железные изделия. Здесь, по данным Ю.Ширина, шорцы занимались именно кузнечным делом. Заготовками служили так называемые крицы — бруски уже выплавленного из руды железа. Была у шорцев даже технология получения довольно прочной стали.

-Вес этих криц достигает 400 г. Кузнецы сами делали горн, а на нём при высокой температуре нагревали крицы, затем отковывали их на гранитной наковальне до состояния дельного железа. Из 400 г заготовки выходило примерно 100-150 г железа. При этом от криц отделялся шлак — в виде круглых лепешек. Мы находили такие лепешки — это один из признаков кузнечного дела. А там, где плавят железо, шлаки совсем другой формы — в виде сосулек. Причём, при выплавке из крицы дельного железа эти кузнецы могли получать не только сырьевое железо, но и сталь. Когда вы несколько раз прокаливаете железо на древесном угле, оно, первоначально очень мягкое, насыщается углеродом. И когда при проковке с крицы скалываются науглероженные участки, их отдельно собирают и потом сваривают вместе кузнечной сваркой, получая стальную заготовку, из которой можно делать высококачественные изделия.

На одной из стоянок экспедиция нашла и крицу в виде железного кубика, и пластину из дельного железа — универсальную заготовку весом 100 г. Потом из таких делали ножи, пластины для панцирей, наконечники стрел.

P.S. Археологи не ищут кладов — они воссоздают картины истории, находят ей материальные доказательства. Это значит, что забытое или неизвестное прошлое становится явью.

Записал Кирилл САЗАНОВ, фото автора

 

 

 

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: