«НАШ ЛЕС» ПРИШЁЛ НАДОЛГО?

Неоднозначное отношение со стороны местного населения к началу деятельности коммерческой организации «Наш лес» в своё время сопровождалось публичными слушаниями. Осенью 2016 года в Усть-Кабырзе состоялся сход жителей, инициированный общественной организацией «Таглыг Шор». Тогда общественники выразили несогласие с вырубкой кедра в районе горы Малый Каратаг. К тому времени компания «Наш лес» напилила уже 300 кубов кедра, а по плану  должно было быть вырублено  677 кубов этой ценной древесины.

Договор аренды лесных массивов площадью 5700 га (это весь Малый Каратаг) был оформлен на 15 лет. Но уже к осени 2018 года компания «Наш лес» запланировала уйти с этого участка.

Наш корреспондент побеседовала с исполнительным директором компании «Наш лес» Даниилом Сергеевичем Клушиным, который рассказал о работе предприятия на сегодняшний день:

— Из Кабырзы мы уходим, потому что нам местная власть подсунула лес не очень качественный. Мы по своей молодости и неопытности зашли туда.

— Но об этом шла речь на собрании общественности. Специалисты убеждали местное население, что лес перестоял и его надо убирать, чтобы обновить лесной фонд. Ведь была запланирована посадка саженцев кедра?

— У нас есть определённые проблемы, но это не связано  с закрытием. Нам закрываться нельзя, тем более что мы сейчас оформляем в аренду два новых больших участка в Алтамаше в  районе Селезеньского марганцевого месторождения.

— Какое влияние на  деятельность вашего предприятия оказывает местное население?

— Никакого  влияния нет, никто дороги не перекрывает. Постоянные жалобы – это да. Бывает иногда паническое настроение. Но мы уже столько вложили средств, многое уже сделали и до сих пор делаем. (От авт.: Предприниматели построили  завод по переработке древесины по современным безотходным технологиям на базе бывшего бетонного завода). Была проблема с  очисткой дыма из труб. Этот вопрос решили. Другой вопрос тоже решили — оформляем аренду.

— В защиту  деятельности вашего предприятия выдвигались доводы, что вы создаёте новые рабочие места, вкладываете инвестиции в экономику нашего района, построив завод с новыми безотходными технологиями.

— В настоящее время у нас работают люди из Таштагола,  Чулеша и других посёлков. В лесу трудятся 25 человек – водители и лесорубы.  Работают вахтовым методом. 15 дней  в тайге, 15 – выходных. У них зарплата составляет 40-50 тысяч, минус питание и сигареты.  На вахте еду для них готовит повар.

На заводе трудится, в общей сложности,  90 человек. График работы три через три, смена  12 часов. Минимальная зарплата – 20 тысяч рублей. Зарплата зависит от профессиональных навыков и производительности. Сейчас набираем водителей, слесарей, электриков.

— Прочитала на вашем сайте, что продукция идёт в Японию, Китай, страны Европы?

—  В Китай, да. Сухой  пиломатериал в контейнерах отправляется  в Китай.  У нас на пуско-наладочных работах получаются опилки, горбыль, отлёт. Отходы лесопереработки формируются в брикеты, которые пережигаются, и  получается древесный уголь. К сожалению, пеллеты не интересны никому в угольном крае. Во-первых, печь дорогая, во-вторых, топливо недешёвое.  Хотя вся гора Зелёная по экологическим меркам должна топиться пеллетами, но все жгут солярку и уголь.

— А что вы можете предложить местному населению?

— Рынок настроен на сухую продукцию, поэтому мы её сушим. А местному населению, к сожалению, сухая продукция не нужна. Вот опилки раздаём бесплатно. К нам люди приходят, принимаем заказы, отмечаем цену, срок выполнения. Если  всё устраивает, приступаем к выполнению. Но мы не организация, которая занимается строительством, мы просто производим пиломатериал. Вы приходите ко мне со списком, и я Вам говорю: «Да, это я смогу сделать, такой будет цена и такой срок».

—  Если кто-то захотел построить дом и обратился к вам, допустим, из такого же материала, который вы использовали для сооружения триумфальной арки, подаренной городу?

— Это профилированный брус, мы сейчас такой не изготавливаем. Мы начинали его делать,  он у нас был из кедра. Но из-за кедра население бунтует, поэтому его не заготавливаем даже в тех объёмах, которые по документам указаны. Если только попадается на основных дорогах, на центральных волоках, тогда забираем. Выполняем просьбу Владимира Николаевича Макуты и местного населения. Соответственно для профилированного бруса нет материала, и мы не можем стабильно производить его, так что  такой дом теперь не построить.

Сам Даниил строит дом для своей  семьи в Таштаголе и пока временно тепло получает от электричества, что очень дорого.  Планирует в будущем перейти на уголь и отходы своего же производства.

P.S. Не до конца понятной мне показалась фраза исполнительного директора Даниила Клушина: «Если мы завод закроем, то, к сожалению, администрации Кемеровской области придётся выплатить 360 миллионов за Золотой мост». Как это понимать, если мост построен на средства Фонда развития моногородов? В ближайшее время мы намерены обратиться за объяснением этой ситуации к представителям районной власти.

Людмила КИРСАНОВА, фото автора

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: