КОГДА УЧИТЕЛЬ — ЛУЧШИЙ ДРУГ

Сорок пять лет преподаёт в начальных классах Надежда Николаевна Фёдорова и 33 года из них — в основной общеобразовательной школе №13 посёлка Спасск.

В прошлом году, отработав свой педагогический стаж, Надежда Николаевна засобиралась на пенсию. Её воспитанники перешли в пятый класс, дело сделано, можно бы и самой на заслуженный отдых. Если бы не родители будущих первоклашек — те, что сами когда-то учились у Н.Н. Фёдоровой, пришли к ней настоящей делегацией и… уговорили её учить своих детей хотя бы в первом классе: «Если Вы уйдёте, мы отдадим своих детей в городскую школу». И она осталась.

Сказать, что дети её любят и обожают, — слишком общая фраза. Она им как вторая мама, как друг и старший товарищ. Таким, видимо, и должен быть настоящий учитель.

-Способности у неё больше, чем, наверное, нужны учителю, — рассказывает бывший директор школы Галина Кирилловна Барсукова. — Дети к ней так и липнут, бегут поделиться своими новостями. Это очень хорошо, когда между учениками и учителем такое взаимопонимание и такое доверие. Идёшь к ней на урок и знаешь, что там всегда порядок, хотя класс немаленький — 25-27 человек. В ноябре её первоклассники уже начинают читать и считать. У неё это как-то очень быстро получается. Она умеет ладить с родителями, помнит бывших выпускников, а пятиклассники, которых она учила в прошлом году, как только находят минутку, идут к ней рассказать, что у них получается, что нравится, а что нет.

…Надежду Николаевну Фёдорову мы нашли в её классном кабинете. За учительским столом сидела женщина с каким-то светлым лицом и добрыми глазами. А глаза, как известно, зеркало души. И пока мы разговаривали, становилось понятно: такого педагога нельзя не слушать. Как же стать настоящим учителем, как выбрать этот непростой путь, а главное — не ошибиться?

-У меня была учительница Роза Васильевна, и с детских лет мне хотелось быть на неё похожей. Училась я хорошо, у меня был красивый почерк, и Роза Васильевна ставила меня в пример: «Видите, какой у Нади почерк, учитесь так же писать». И чуть ли не три раза в неделю меня пересаживали за другую парту, — вспоминает Н.Н. Фёдорова. — А в нашем подъезде жил мальчик, и меня закрепили с ним заниматься после уроков. Мы с ним делали домашние задания. Мне нравилось ему объяснять, рассказывать тему…  Может, это подвигло меня пойти в учителя?

Жила Надежда в Новокузнецке и после 8 класса сразу поступила в педучилище №1, а через 4 года почти всю её группу по распределению направили в Таштагольский район. И когда заведующая гороно Прокопьева рассказывала, какая красота ждёт их в этом краю, у молодых учителей — натур благородных и романтичных — конечно же, горели глаза. Горная Шория звала молодых и смелых. Надежде и её одногруппнице Ольге выпало ехать в посёлок Мрассу. Купили билет на поезд, приехали в Таштагол, оттуда в Спасск, где тогда, в 1973 году, и был аэропорт. 15 августа на вертолёте прилетели в Мрассу. Небольшой домик с комнатой и кухней, соседка — медработник и вчерашняя студентка из Новокузнецка. Простой быт, бесхитростные сельские нравы — дверь запирали на простую вертушку, словно калитку. А на следующий год Надежда встретила молодого человека, который стал  любовью всей её жизни, и вышла за него замуж. В 1982 г. они с Виктором переехали в Майск, а в 1985-м — уже в Спасск. И с тех пор уже 33 года она учитель начальных классов в школе №13. Стоит сказать, что из её выпуска только восемь человек, отработав положенные три года, остались учителями.

-Я другой, лучшей профессии не знаю. Это — моё, родное что ли. Так всю жизнь и работаю учительницей, — рассуждает Надежда Фёдорова.

-А назад, в большой город ни разу не тянуло?

-Поначалу — да. Мы ждали каникул, когда можно съездить домой. Потом, когда кончится осень, можно было отпроситься за зимней одеждой. Затем Новый год — отпустят на праздник… И даже когда вышла замуж, всё равно ещё тянуло домой. А вот когда появились свои дети, пришли уже другие заботы. Но появилась и обязанность непременно проведать родителей, помочь им чем-то. Сейчас я приезжаю в Новокузнецк и вижу толкотню и давку, все куда-то бегут, потные, взмыленные… Здесь меня никто не подгоняет.

— О Вас говорят, что для своих учеников Вы стали второй мамой. Как это удаётся?

-Не мне судить, конечно, а им. Все они приходят такие разные. Но мы же их знаем и тем более — их родителей, потому что когда-то и их тоже учили. И дети спрашивают: «А моего папу учили? А маму? А как они учились?.. Хорошо, говорю, учились, и ты их не подводи. Приходят ребятишки на уроки: у кого-то тетради нет, у кого-то ручки. И вот, видите, сколько карандашей наставила — берите, кто не принёс. Дети есть дети, ребёнок не может ничем себя обеспечить, это от родителей зависит. Он с первых дней даже ещё не может задание на дом прочитать. Если мама не прочла, не сказала, какую книжку взять в школу, он сам и не догадается. И что же,  ругать его за это? Ничего страшного: будет вместе с соседом листать один учебник. И кого-то, кто хорошо занимался, обязательно похвалишь. На самом-то деле мы, учителя, и являемся вторыми родителями. Им так хочется рассказать, что у них нового. Вот сегодня у нас на уроке была тема любимых животных: им всем надо рассказать, даже на перемене,если  что-то вспомнили. Или кому-то новые туфельки купили — как не показать?

…Видимо, счастливый она человек, если у неё любимая работа, а вокруг такие милые сердцу детские голоса, и доверчивые глаза смотрят на неё и ловят каждое слово. Первый учитель — это же самый дорогой человек после родителей. И все мы помним своих учителей по имени-отчеству. Даже если забываем лица и голоса, через годы в памяти остаётся образ. А тогда, в детстве, нам и в голову не приходит, что учитель  — не какой-то небожитель, а такой же человек. И что от своей роли он тоже устаёт.

-В этом году у меня опять первый класс. Правда, я не хотела дальше работать — сорок пять лет уже учительствую, думаю, надо дома сидеть, — рассказывает Надежда Николаевна. — Но некому работать. Кто приедет? Раньше по распределению всё равно кого-нибудь направят, какую-то избушку учителю дадут. А сейчас кому и что дадут — ничего. На что купить жильё молодому учителю? Да ещё в деревне. Молодые стараются в городе зацепиться и на такой работе, где зарплата побольше. Это государство говорит, что мы много получаем, а на самом деле, если моя ставка восемь тысяч, то даже на две ставки, как я получу тридцать? И то у меня ещё разряд высокий, а у молодого учителя будет от силы шесть тысяч. Плюс за проверку тетрадей прибавят десять процентов, за классное руководство — ещё тысячу, опять же, если в классе 25 человек, а за 20 человек дадут всего восемьсот. И поэтому молодые в деревню не поедут.

…Словом, разговор наш неизбежно переходит на прозу жизни, от которой никуда, к сожалению, не деться. Это ведь только наш дражайший премьер считает, что  учителя работают за идею, а за деньги — надо идти в банкиры. Это надо такое сказать второму лицу государства! Но оказывается, что проблемы российских учителей не только в хлебе насущном — им наши законодатели создали такие условия, что и профессия уже под угрозой. На школьника, будь он трижды хулиган, учителю и голоса не повысить, и вообще у детей нынче одни права и… почти никаких обязанностей. И это у нас пока ещё, слава Богу, не ввели так называемую ювенальную юстицию.

Надежда Николаевна приводит недавний пример: в средней полосе России учителю присудили тюремный срок за то, что он оставил ученика на дополнительные занятия после уроков! То есть, профессиональные обязанности уже становятся преступлением! Хорошо, хоть срок дали условно, и на том спасибо…

-И теперь подумаешь, оставить ли его после уроков? Хорошо если на нормального родителя нарвёшься, а какой-нибудь напишет на тебя заявление, дескать, над его ребёнком издеваются — после уроков оставляют…

-А как Вы относитесь к такому расхожему мнению, что детей должна воспитывать школа?

-Я с этим полностью не согласна. Учитель должен учить, а заниматься воспитанием должны родители. На всех собраниях я говорю: «Учитесь разговаривать со своим ребёнком, а не орать на него. Вспомните себя, как вы подходили к маме, и хотелось что-то ей рассказать, и чтобы она вас поняла, приласкала. А не так, чтобы открыла рот пошире, наорала и ждала после этого результатов…» У ребёнка пропадает всякое желание откровенничать с такими родителями. Если в школе он чего-то не понимает, спросить стесняется, у мамы или папы спросить боится — тогда он замыкается в себе. Самое главное воспитание идёт из семьи, ведь там его воспитывают с пелёнок. Если воспитывают. И он видит любовь.

…Быть внимательным, деликатным, иной раз промолчать, увидев явный недостаток, дабы не ранить детское самолюбие, вовремя похвалить — слово в устах настоящего учителя, оно и главный инструмент, и лекарство, и помощь. Таким настоящим Учителем с большой буквы я увидел преподавателя младших классов школы №13 Надежду Николаевну Фёдорову. Школа не хочет её от себя отпускать. Вернее, дети не отпускают. Потому что дорожат.

Кирилл САЗАНОВ, фото автора

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: