ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Валерий Макарович Кимеев — доктор исторических наук, профессор кафедры археологии Кемеровского государственного университета, советский и российский историк, этнограф, музеевед, специалист по истории и культуре тюркоязычного населения Кузнецкого Алатау и Притомья.

Создатель нового направления в российском музееведении (в мире это направление появилось во Франции, основатель Анри Ривьер) — экомузеология, целью которого является сохранение культуры аборигенов в естественной природной и социальной среде.

Первыми экомузеями в Сибири стали созданные В. М. Кимеевым — экомузей «Тазгол» (пос. Усть-Анзас Таштагольского района Кемеровской области), экомузей «Чолкой» (пос. Беково Беловского района Кемеровской области), экомузей «Калмаки» (пос. Юрты Константиновы Юргинского района Кемеровской области), экомузей «Ишим» (пос. Ишим Яйского района Кемеровской области), экомузей «Брюханово» (село Красное Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области) и экомузей «Тюльберский городок» (пос. Городок Кемеровского района Кемеровской области).

Автор и соавтор более 100 работ, в том числе книг «Шорцы. Кто они?», «Народы Кузбасса за 30 лет», «Касьминские чалдоны», «Православные храмы Кузбасса», «Экомузеология» и др.

ЭКОМУЗЕЙ «ТАЗГОЛ»: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ  И  ПЕРСПЕКТИВЫ

ПРОЕКТ ЭКОМУЗЕЯ «ТАЗГОЛ»

Экомузей «Тазгол» в Таштагольском районе был задуман в 1990 г. в рамках областной программы «Культура Кузбасса» как филиал историко-культурного и природного музея-заповедника «Томская писаница». Право на его создание давало решение Кемеровского облисполкома от 16.03.1990 г. №85 «О ходе выполнения решения облисполкома от 20.09.1988 г.» и  постановление Совета Министров РСФСР от 16.02.88 №51 «О создании историко-культурного и природного музея-заповедника «Томская писаница» управления культуры Кемеровского облисполкома».

Программа-задание начальника  управления культуры Кемеровского облисполкома В.И. Бедина, согласованная с начальником Главного управления охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры министерства культуры РСФСР В.А. Булочниковым и утвержденная заместителем председателя Кемеровского облисполкома В.К. Копеиным,  предусматривала разработку проекта зон охраны и генерального плана экомузея «Шорский улус Карга (Тазгол)» и всего посёлка Усть-Анзас.

К разработке проектных документов этого первого в России музея под открытым небом в местах компактного проживания коренных народов Сибири были привлечены известные московские архитекторы (А.Г. Афанасьев и др.) проектного института министерства культуры РСФСР, а в разработке научной концепции экомузея участвовали этнографы, археологи и биологи КемГУ. Большую помощь в организации проектных работ и научных изысканий оказало руководство Таштагольского района (Н.И. Шатилов, А.И. Копытов, В.Н. Макута, Н.Г. Согрина) и областного управления культуры (В.И. Бедин).

 «ТАЗГОЛ» — УСТЬ-АНЗАСУ

 

По проекту, кроме восстановления памятников историко-культурного наследия, предусматривалось восстановление инфраструктуры поселка:  строительство школы и нового магазина, установка пилорамы по переработке древесины, прокладка грунтовой дороги и ЛЭП из пос. Шерегеш. Предполагалось и экологическое оздоровление посёлка Усть-Анзас: очистка берегов питьевой реки Анзас и прилегающих ручьев от бытовых отходов и ГСМ местной дизельной подстанции. Проект прошел требуемую экспертизу и был одобрен всеми местными жителями, получившими рабочие места.

В начале 1990-х, когда всё вокруг рушилось, объекты экомузея возводились местными жителями, организованными в малое предприятие «Усть-Анзас», сотрудниками экомузея и студентами КемГУ. Ежегодные экспедиции ученых (В.М. Кимеева, В.В. Боброва, Ю.В. Ширина, Н.В. Скалона) со студентами проводили свои археолого-этнографические и биологические исследования, результаты которых были опубликованы во многих статьях и книгах и были положены в экспозиции экомузея.

Бригадой реставраторов из Москвы и местных жителей в 1992-96гг. были произведены реставрационные работы по заливке фундамента Троицкого храма, по сооружению комплекса «Усадьба Иванова» с домом с мебелью, двумя амбарами и баней. Сейчас это любимое в Усть-Анзасе место проживания туристов и православных паломников. Были реконструированы после раскопок экспозиции «Могила кыргызского воина», каменная оградка с изваянием предка, поселение древних литейщиков-кузнецов и охотничье-промысловый стан.

В экомузее стали проводиться ежегодные праздники, в чём большую организационную помощь оказывала начальник управления культуры Н.Г. Согрина и шорский фольклорный ансамбль «Чылтыс». В поселке было построено новое здание для начальной школы и проживания учителей, здание вертолетной площадки. Местные жители впервые за два последних десятилетия срубили себе несколько новых жилых домов.

ТРОИЦКИЙ ХРАМ: РЕКОНСТРУКЦИЯ НЕ УДАЛАСЬ

Визит епископа

Кемеровская епархия по благословлению епископа Софрония направила для реконструкции Троицкой церкви и реставрации Дома миссионера –   единственно сохранившегося памятника, связанного с деятельностью Алтайской духовной миссии на юге Сибири – настоятеля иерея Игоря Кропочева. Новокузнецкие архитекторы (В.Н.Усольцев и А.В.Топчиев) разработали проект реставрации Дома миссионера и реконструкции именно прежнего Троицкого храма, а не перевезенных деталей сруба разобранной Никольской церкви начала XX века, попавшей под разработку угольного разреза территории д. Жерновка Прокопьевского района.

Однако воссоздать Троицкий храм и реставрировать Дом миссионера по разным причинам так и не удалось. Первая молельная комната, оборудованная о. Игорем в кинобудке бывшего клуба, сгорела вместе с клубом, вторая, оборудованная клириками Таштагольской церкви в помещении закрытой школы имени М.Л. Судочакова, используется только при паломнических поездках священнослужителей.

ЗАЧЕМ НАРУШАТЬ ПРОЕКТ?

Самое удивительное началось летом 2017 г., когда в июле в третий раз был освящен фундамент Троицкого храма митрополитом Новокузнецким и Таштагольским Владимиром Викторовичем Агибаловым в присутствии клириков Митрополии, главы района В. Н. Макуты и местных жителей. Бывший настоятель Троицкого прихода, протоирей Игорь Кропочев, был благословлён вернуться с семьей в п. Усть-Анзас, поселиться, как и прежде, в музейном «Доме паштыка» и продолжить восстановление объектов Мрасского отделения Алтайской духовной миссии.

Однако было решено на месте имеющегося фундамента не реставрировать прежний Троицкий храм по утверждённому проекту, а обустроить небольшую церковь вместо использования для этого архитекторских  проектов реставрации. О реставрации разрушающегося подлинного памятника архитектуры – Дома миссионера — речи пока никто ведёт. Никого не волнует, что всё это может нарушить историческую среду Мрасского стана Алтайской духовной миссии и исказить прежний проект экомузея.

Удивляет голословное утверждение протоиерея Игоря Кропочева, что бывшая Троицкая церковь якобы стояла в другом месте и проектировщиками экомузея была нарушена историческая достоверность. Хотя все местные жители старшего поколения помнят, что фундамент в 1992 г. заливали на месте сгоревшей в 1970-х годах школы, используя для этого камни с берега и каменные плиты фундамента прежнего Троицкого храма. При демонтаже в 1970-х годах фундамента храма местными жителями в земле были обнаружены свинцовые пластины с православными текстами. Свинец пошел, естественно, на пули, а вот просто хотя бы сфотографировать эти пластины, из-за отсутствия фотоаппарата, никому в голову тогда не пришло.

Почему-то игнорируются неоднократно опубликованные старые фотографии площадки стана с разных ракурсов: (1913 г. — Г.И.Иванова и 1926 г. ‑ Н.П. Дыренковой), на которых четко фиксируется местоположение Троицкого храма и Дома миссионера. Да и сами старейшие местные жители (Анастасия Атконова и Надежда Бельчегешева) в начале 1980-х годов лично показывали этнографу В.М. Кимееву место расположения храма на береговой площадке и холм могилы последнего миссионера Павла Кадымаева на краю поселкового кладбища еще до находок этих фотографий.

Непонятно также, почему для молельной комнаты, до реконструкции Троицкой церкви по проекту,  нельзя использовать пустующий Дом псаломщика, который реставрирован в 1995 г. на площадке в 50 м. от фундамента храма и в котором в 1990-х гг. жил о. Игорь Кропочев со своей семьей? Тем более на проекты реставрации Дома миссионера и Троицкого храма, на заливку фундамента храма и изготовление для него дверных коробок и окон из бюджета Таштагольского района в 1990-е годы потрачены немалые деньги.

Благоразумней, видимо, будет привлечь для завершения реставрационно-строительных работ по проекту народные средства православных жителей России, как это сделал в XIX веке выдающийся миссионер Василий Вербицкий – отец-основатель Мрасского отделения Алтайской православной духовной миссии. Спасение памятников историко-культурного и духовного наследия — это благородная миссия как священнослужителей, так и остальных российских граждан, включая местных жителей – православных шорцев!

В.М. Кимеев,
доктор исторических наук, профессор КемГУ

 ОТВЕТ ПРОТОИРЕЯ ИГОРЯ КРОПОЧЕВА

 Мы давно знакомы с Валерием Макаровичем Кимеевым, и я отношусь к нему с глубоким уважением. Честно говоря, мне не совсем понятно, какую цель он ставит перед собой этой публикацией. Конечно, он переживает за судьбу экомузея  «Тазгол», создание которого, несомненно, нужно считать его инициативой. Действительно, тогда, в 90-е годы, сделано было очень многое и потрачены большие средства. И мечталось тоже о многом. Однако факты — печальная вещь. Сейчас и строения музея и экспозиции под открытым небом находятся в плачевном состоянии, в том числе потому, что финансирование этого проекта было закрыто уже в 95-м.

Теперь, спустя 20 лет,  строительство церкви в Усть-Анзасе — это инициатива жителей посёлка Усть-Анзас. Это обсуждалось неоднократно на сельских сходах и было донесено и до главы администрации района В.Н. Макуты. Насколько я помню, были на эту тему и публикации в «Таштагольском курьере». В этом году наш правящий архиерей совершал паломничество по миссионерскому маршруту протоиерея Василия Вербицкого. Желая поддержать доброе начинание усть-анзасцев, Владыка Владимир совершил архиерейский чин освящения закладного камня, и ничего удивительного в этом нет.

Какой быть новой церкви — вопрос открытый. Действительно, известны две фотографии, по которым можно судить о её прежнем внешнем облике и размерах. Однако говорить о её «реставрации» по фотографии, по крайней мере, как-то странно. Возможна реконструкция, да, но в любом случае, это будет «новодел».  Но здесь важнее другой вопрос: смогут ли жители посёлка не только построить большой храм, но и ухаживать за ним, содержать его? Ведь в XIX веке население Усть-Анзаса было намного многочисленнее.

Храм — это не музейный объект. И люди сейчас в Усть-Анзасе хотят построить церковь сами так, как они умеют. То, что они сделают, будет их достижением,  будет символом возрождения их посёлка. Более того, само такое строительство станет гораздо большим памятником трудам миссионеров, чем просто здание, построенное какими-нибудь чужими людьми за чужие деньги. И наконец, по моему мнению, именно строительство храма, пусть даже и не совсем такого, как на фотографии, могло бы помочь вдохнуть жизнь, в том числе и в умирающий музей, за который так переживает Валерий Макарович.

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: