ГОРНАЯ ШОРИЯ — ФРОНТУ

Книга «Кузбасс — фронту» — летопись тыловых сражений на земле Кузнецкой в годы Великой Отечественной войны. Она повествует о героических военных буднях кузбасских заводов, шахт и колхозов. Но, к сожалению, в ней отсутствуют даже крохотные сведения о Горной Шории в тот период.

А заслуги нашего индустриально-таежного края в деле разгрома фашизма, безусловно, имеются и, причем, немалые. Об этом свидетельствуют данные, полученные в процессе изучения документов, архивных данных, краеведческой литературы, встреч с ветеранами труда, ковавшими победу в тылу, воинами-земляками, записей их воспоминаний и сбора предметов, связанных с событиями тех далеких лет. Собранный материал хранится в фондах, и лишь малая часть его вместе с вещественными памятниками представлена в разделе экспозиции «История развития промышленности Горной Шории» и в экспозиции, посвященной 70-летию Победы. Результаты исследовательских работ свидетельствуют о немалой роли Горной Шории в общей победе над врагом. Эта роль проявилась, главным образом, в самоотверженной работе в тылу горношорских горняков и старателей. Среди них следует отметить, в первую очередь, трудящихся Таштагольского рудника. Родился этот рудник, по воле судьбы, в день начала войны и работал на нее беспрерывно все пять лет.

Рождение ведущего предприятия Таштагольского района оставило след в памяти Александра Соломоновича Аронова – начальника геологоразведочной партии Кочуринского месторождения (п.Таштагол). Он вспоминает:

— Утром 22 июня 1941 года мы ждали главного инженера ГУ Рудольфа Альфредовича Яненца, чтобы начать опробование транспортировки руды по времянке. Он пришел, и мы стали спускать вагонетки: первую пачку, вторую. Все шло, как надо, и настроение было приподнятым. А тут вдруг сообщают: война! Яненц выругался в адрес фашистов и ушел в управление. Было около 4-х часов дня, а в шесть часов я уже оформлял увольнение уходящих в РККА. Забрано было людей из шахты примерно 20%. Сразу же были посланы крайкомом партии кадры для укомплектования шахты. Райком комсомола мобилизовал комсомольцев работать в шахте.

Рудник успешно прошел испытание 22 июня и был принят правительственной комиссией в эксплуатацию по временной схеме. 3 июля 1941 года он уже дал 1-ый эшелон руды домнам КМК. КМК для расширения объема выпускаемого металла нуждался  в увеличении поставок железной руды. В связи с этим у директора КМК Р.В. Белана состоялось расширенное совещание. Особая надежда возлагалась на Таштагол, который к этому времени  получил железнодорожную ветку, соединяющую его с Новокузнецком.

Только таштагольская руда, идущая в домны без обогащения, могла заменить руду Магнитки, которая поступала с перебоями. Надо было добиться, чтобы поток ее из недр шел беспрерывно, но как это сделать? Ведь существующая технология основывалась, главным образом, на ручном труде. Даже вскрышные работы на правом берегу Кондомы велись с помощью тачек, в них от борта воронок отвозили пустую породу. Такая ситуация складывалась из-за нехватки электроэнергии. Именно отсутствие механизмов сохраняло большую потребность в рабочих, тогда как людей на рудниках не хватало.

В августе все эти вопросы были поставлены на открытом партийном собрании. Никто не говорил, что трудно, хотя для откатки руды из шахты недоставало лошадей, сбруи, не было спецодежды, обуви, не хватало продуктов. Главное было ясно без слов: шла война, и стране нужен был металл. Все выступавшие говорили о том, какие имеются резервы. В итоге было решено ускорить не только строительство основных сооружений, но и одновременно увеличить добычу руды. Для выполнения поставленной задачи были приняты срочные меры. С действующих рудников КМК Таштагол получил горное оборудование, с юга страны, по решению Новосибирского обкома ВКП(б), прибыли эвакуированные с предприятий юга квалифицированные инженеры и техники.

Вскрышные работы между тем продолжали тормозить добычу. В сентябре 1941 года даже возникла угроза полной остановки работ. Чтобы этого не допустить, был проведен ударный декадник, в котором участвовали ИТР, рабочие и служащие не только рудника, но и других районных организаций. Кроме того, был осуществлен целый ряд оргтехмероприятий. Увеличили мощность компрессорной, наладили ремонт вагонеток, а также  упорядочили организацию труда на рабочих местах, пересмотрели систему оплаты. В результате в IV квартале рудник выдал на десятки тысяч тонн сырья больше, чем в предыдущем квартале. С увеличением добычи руды встала проблема нехватки взрывчатых веществ. И вот в феврале 1942 года на руднике Темир-Тау в короткий срок была построена мастерская, где стали производить динамит из довоенных запасов селитры и обеспечивать им все рудники.

Но для заряжения шпуров и скважин динамит необходимо было патронировать, а для этого требовалось много оберточной бумаги. Имевшейся в наличии хватило ненадолго. По предложению рабочего рудника А.Г. Надточко, вместо бумаги стали использовать туески из бересты. Позднее удалось выработать технологию изготовления бумаги, на специально построенной на руднике небольшой «фабрике».

Так постепенно преодолевались производственные трудности. Следует осветить более подробно самоотверженный труд таштагольцев в суровые годы. Девиз «Всё для фронта, всё для победы!» приобрел для горняков конкретный смысл: «Больше руды домнам КМК для разгрома врага!» И уже в первые месяцы войны среди них развернулось соревнование за перевыполнение планов и норм.

В июле 1941 года горняки поддержали лозунг комсомольцев Горьковского завода: «Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт». Так началось движение двухсотников, т.е. соперничество за добычу по 200 тонн руды. Этот лозунг был подхвачен  всеми цехами, их бригадам было присвоено звание «Фронтовые бригады двухсотников». Звания гвардейцев тыла были удостоены проходчики: Василий Стариков, братья Сухенко Иван и Дмитрий, братья Белкины Александр и Михаил, взрывник Степан Гилёв. Все они выполняли 2-3 нормы за смену. 30 мая 1942 года комсомольская ячейка горного цеха (комсорг Иван Тимофеевич Атучин) приняла постановление: «Считаем себя мобилизованными до полной победы над фашизмом». Лозунг комсомольцев был одобрен молодежью рудника. Во всех цехах стали создаваться комсомольско-молодежные фронтовые бригады. В мехцехе молодые рабочие Максим Манский, Иван Галицкий выполнили по 8-10 норм в смену, став инициаторами движения «тысячников». В мае 1942 года все горняки шахты приняли решение ежемесячно выполнять план к 25 числу месяца и заработок сверх плана перечислять в фонд обороны. Так и было до победы над врагом.

Юному руднику предложили помощь добытчики Темиртаусского предприятия, стаж которого к тому времени исчислялся десятью годами. В середине 1942 года профсоюзные организации заключили договор о соревновании. Вскоре бригадир бурильщиков Григорий Борисович Рыжиков приехал к таштагольцам, чтобы передать опыт скоростного бурения скважин. В забое показал, как он работает у себя на участке, поделился впечатлениями, рассказал, что его товарищи Я.Писарев, В. Радунов выполняют по пять норм. Но и таштагольцы уже кое-что могли показать. Они познакомили темирцев со своим стахановцем-бурильщиком Симахиным, который месячный план выполнял  за первые две декады.

На руднике ушедших на фронт мужчин сменили женщины, которые за короткий срок освоили горняцкие профессии и впоследствии работали наравне с мужчинами. Ударниками военных лет были комсомолки Вера Винокурова, Аня Лопатина, Катя Маслова – скреперистки, откатчицы. Знаменитой была четверка бурильщиков: Александра Григорьевна Луценко, Надежда Чульжанова, Мария Алексеевна Бабухина, Анисья Никифоровна Юршина.

Благодаря энтузиазму горняков, их самоотверженному труду, начиная с февраля 1943 года, рудник работал ритмично, ежемесячно перевыполняя производственные планы. Годовой план был выполнен на 101,7%. По сравнению с 1942 годом добыча руды возросла на 42%. За трудовые подвиги воздавалось должное. Многим были вручены боевые ордена. Работа в глубоком тылу приравнивалась, таким образом, к участию в боях на фронте.

Чтобы полнее оценить такое решение Президиума Верховного Совета СССР, проследим дальнейший путь добытой руды. Ведь на Кузнецком комбинате с первых же месяцев войны начались эксперименты по выплавке броневой стали. Вскоре, исходя из результатов экспериментов, отработали технологию. Потоком пошла на фронт таштагольская руда, превращенная в танковую броню. Этому превращению способствовал кварцит, поставки которого начались с 1942 года с Чугунашского рудника. Таким образом, трудящиеся Шории сумели стать надежным подспорьем комбинату, выполнившему ответственное поручение ГКО к 1945 году. Домны КМК получали уже не треть, а половину шихты из руды, добываемой в Горной Шории.

В годы войны изменилась и жизнь горношорских золотых приисков. Большинство мужчин ушло на фронт защищать Родину. Вся тяжесть легла на плечи оставшихся женщин и подростков, заменивших своих отцов. Под лозунгом того времени «Все для фронта!  Все для победы! Каждый добытый грамм золота – удар по врагу!» люди работали, не считаясь со временем, а после смены носили на себе продукты по таежным тропам на расстояние 15-20 км., а иногда  и больше.

Часть работ уже механизировалась. Особое внимание уделялось добыче золота гидравликами. Женщины, освоив мужские профессии забойщиков, мониторщиков, значительно перевыполняли задания. Прославили свои имена Аграфена Шаталова, бригадир смены на участке Айзы-Газы, Пелагея Ковалева – доводчица той же бригады, Харитинья Ошлыкова, Таисья Долгова – мониторщики участка Камзасс, Вера Макурина – мониторщица Габовска и многие другие.

В условиях тяжелого военного времени люди находили в себе силы на общественную работу. В Камзассе и Мрассу бесплатно были построены аэродромы, а в Мрассу силами общественности в 1943 году создана электростанция.

Трудящиеся нашего района, испытывая тяжкие лишения, тем не менее, находили возможность помогать фронту. Вот как выглядела эта помощь:

  1. По решению общего собрания с 1 августа 1941 года до конца войны трудящиеся рудника отчисляли в фонд обороны 2-дневный заработок.
  2. Все воскресники посвящались сбору средств в помощь фронту.
  3. От Таштагольского рудника 305 тыс. рублей поступило на строительство танковой колонны. Имеется сообщение ГКО в 1943 году о том, что эти средства включены в строительство танкового корпуса. Кузбасские горняки также внесли деньги из своего заработка на постройку истребительной авиаэскадрильи «Горная Шория».
  4. Только в 1942 году отправлено на фронт 4636 предметов (теплых вещей)  и 6740 новогодних посылок.
  5. В январе 1943 года с прорывом блокады Ленинграда была объявлена неделя помощи ленинградцам, в ходе которой каждый трудящийся рудника отчислял 10% своего заработка героям Ленинграда.

Всего за 4 года войны трудящиеся рудника внесли в фонд обороны 22 млн. рублей. Братская помощь таштагольцев была отмечена благодарственной телеграммой И.В.Сталина.

Надо отметить, что большую роль в мобилизации трудящихся района на выполнение призыва «Все для фронта, все для победы!» сыграл исполком Таштагольского района Совета депутатов трудящихся во главе с председателем Афанасием Ефремовичем Кушаковым, депутатом Верховного Совета РСФСР.

Люди Шории самоотверженно трудились не только в тылу, но и героически  воевали на полях сражений. В годы войны из Таштагольского района было призвано 11236 человек. Погибло при защите Родины 6375 человек. Среди них наиболее отличившимся было присвоено звание Героев Советского Союза. Вот их имена:

  • Михаил Гаврилович Хорьков
  • Василий Федорович Токарев
  • Степан Иванович Попов
  • Яков Илларионович Баляев
  • Фома Никифорович Григорьев
  • Михаил Михайлович Куюков

Н.А. Шихалева,
директор музея этнографии и природы
Горной Шории
ФОТО

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: