ЭКОМУЗЕЙ НА СВАЛКЕ ИСТОРИИ

Первый из кузбасских экомузеев – «Тазгол» —  это любимое место проживания туристов, студентов и православных паломников в Усть-Анзасе.

Здесь  были реконструированы после раскопок экспозиции: «Могила кыргызского воина», каменная оградка с изваянием предка, поселение древних литейщиков-кузнецов и охотничье-промысловый стан. В экомузее стали проводиться ежегодные праздники, в чём большую помощь оказывал шорский фольклорный ансамбль «Чылтыс» из г. Таштагола, т.к. своей фольклорной группы здесь никогда не было. В посёлке было построено новое здание для начальной школы и проживания учителей, служебное здание вертолётной площадки с рацией и залом ожидания для пассажиров. Местные жители впервые за два последних десятилетия начали активно строить себе новые жилые дома с хозпостройками.

Власти Таштагольского района и руководство парка предполагали «развитие экономики территории посредством создания кооперативов, родовых общин и пр., а также расширения традиционных для данной местности промыслов населения поселков, примыкающих к зонам парка». Радужным перспективам не суждено было сбыться.

Местные жители населённых пунктов территории парка (в основном представители коренного народа ‑ шорцы) вынуждены заниматься браконьерством, рассматривая его как один из немногих источников формирования семейного бюджета в условиях тотальной безработицы после закрытия учреждений ВД (колоний-поселений уголовно осуждённых) по заготовкам и сплаву леса, а также после распада системы госпромхозов.

И как результат ‑ на территории национального парка продолжается сокращение популяции промыслового зверя, а в реке Мрассу — рыб ценных пород по причине браконьерства туристов. Население вынуждено ориентироваться, в основном, на подсобное хозяйство, которое не способно полностью удовлетворить даже собственные потребности шорцев, несмотря на призывы районных властей к продаже излишек сельхозпродукции.

В то же время в пределах создаваемых территорий традиционного природопользования (ТТП) шорцами используется менее 50% видового многообразия и около 6,6%, допустимых к изъятию запасов недревесных растительных ресурсов (черемши, папоротника и др.). Экономическая прибыль шорских хозяйств составляет сейчас около 1,5% от возможного использования этой группы ресурсов.

Согласно последнему Федеральному закону от 28.12.2013 г. «Об особо охраняемых территориях» за посещение территории национального парка (за исключением участков, расположенных в границах населенных пунктов) в целях туризма и отдыха взимается плата. Даже местные жители – шорцы — становятся чужими на территории национального парка: им запрещена заготовка древесины на постройку домов, хозпостроек и оград своих усадеб, введены ограничения на лов рыбы и ведения других видов промыслов, вплоть до сбора грибов и ягод, не говоря уже о сезонной охоте. Примечательно, что до сих пор нет чётких разграничений территории парка и населённых пунктов, которые не имеют топографических планов усадеб, пастбищ и сенокосных угодий.

В населенных пунктах парка у населения всё более ощущается безразличие к окружающей среде. Продолжаются (несмотря на запреты) бесконтрольные вырубки леса, и расширяются многолетние свалки бытового мусора на окраинах поселков, нередко в пойме притоков Мрассу, являющихся единственным источником питьевой воды.

Руководству парка в ближайшее время целесообразно проверить свои кадастровые планы и усадеб поселков, оказавшихся в границах выделенных зон парка. Так в пос. Усть-Анзас в границы парка попала часть ул. Мира с домами, построенными за последние годы местными жителями на месте прежних усадеб, существовавших здесь, по крайней мере, с начала XX века (о чем свидетельствуют старые фотографии).

Ближайшие к поселку лесные массивы завалены кучами хвороста и поваленными стволами пихт, оставшимися после заготовок дров местными жителями. Появившиеся на левом берегу Мрассу в пос. За-Мрассу частные турбазы и летние стоянки стали за последние годы привлекать туристов и рыбаков, добирающихся сюда на автомобилях из пос. Шерегеш и города Таштагола. Однако после выходных на берегу остаются кучи мусора, регулярная уборка и вывоз которого не организован, а сами туристы не стремятся его забирать с собой.

Ежегодно увеличивается неорганизованная свалка твёрдых бытовых отходов на окраине п. Усть-Анзас в отвалах бывшего золотоприиска по ручью Шимтилыгол. Весеннее половодье смывает часть отходов, и они вместе с талыми водами попадают в р. Анзас, откуда местные жители круглый год берут воду для питья. Более того, до сих пор не произведена проектная обваловка вокруг цистерн с ГСМ у сарая с дизельным агрегатом, отчего весной часть отходов дизтоплива попадает в ту же р. Анзас, впадающую в свою очередь в р. Мрассу.

По берегу р. Анзас, в усадьбах местных жителей, туалеты расположены вблизи обрыва, и через почву фекалии попадают в ту же реку. Загородки из камней с ящиками для традиционной ловли мелкой рыбы на р. Анзас превратили её в своеобразный отстойник. Только в последние 2 года сотрудники экомузея стали собирать и вывозить пластиковые и стеклянные бутылки, ежедневно бросаемые после похода в магазин местными жителями на территории экомузея, на свалку, организованную для туристов национальным парком, у беседки на перевале священной для шорцев горы Айган, что также выглядит кощунственно!

Это одна из самых важных экологических проблем посёлка и непосредственно примыкающей к нему территории парка, решать которую необходимо вместе с административными властями Шерегешского городского поселения, а также с руководством экомузея «Тазгол», который иногда ошибочно причисляют к Шорскому национальному парку, хотя экомузей с 2011 г. является филиалом муниципального бюджетного учреждения «Музей-заповедник Трехречье».

Валерий Кимеев,
доктор исторических наук, 
профессор кафедры  археологии КемГУ

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: