ДЯДЯ МИША

ДЯДЯ МИША

Достойно и честно прожил свой земной век Михаил Фёдорович Рубцов – горняк, ветеран труда, хороший и добрый человек, которого многие звали очень просто – дядя Миша или даже «деда».

-Здравствуй, деда! – скажет ему на улице прохожий.

-И тебе здоровья, а как звать-то! – ответит Михаил Фёдорович.

-Так я же Сережка из детсада «Рябинка». Ты тогда всё с нами водился…

И видя этого взрослого человека, вряд ли припомнит он того шестилетнего Серёжку или Витьку – лет двадцать все-таки прошло, а они вот помнят. После шахты Михаил Федорович устроился рабочим детского сада, по сути, мастером на все руки. Надо продукты привезти, лампочку заменить или труба протекает, это его забота, а уж построить снежную горку, починить игрушку или  сандалии, так только душа радуется.

Родился он на Алтае, там прошло его детство, на которое выпало тяжелое военное лихолетье. Отец ушёл на фронт, а Миша в свои семь лет стал колхозным пастухом. Миллионы советских людей  трудились в тылу и ковали победу в Великой Отечественной войне, а вместе с ними – маленький Миша Рубцов. Это он вместе с матерью плакал над полученной с фронта похоронкой на отца и мечтал поскорее вырасти и пойти на фронт, чтобы отомстить за папу и всех погибших на войне красноармейцев. И радовался победе над фашисткой Германией в мае 1945 года.

После войны семья переехала в Таштагол, точнее, в окрестности Спасска, Михаил вырос и возмужал, работал на лесосплаве. В армии служил в погранвойсках на китайской границе. А вернувшись, в 1954 году устроился в шахту, на рудник «Таштагол», здесь же пошёл учиться в шестой класс вечерней школы – днём работал, вечерами навёрстывал пропущенное в годы военного детства. Ведь даже на службу в армию он уходил с четырьмя классами.

-Он закончил семилетку, пошёл в вечерний горно-металлургический техникум и закончил его в 1970 году, — вспоминает вдова Михаила Фёдоровича Нина Ивановна. Она даже помнит день, когда он устроился в шахту, это было 31 декабря 1954 года.

И вот он работает на проходке. В той же шахте на «женской» должности буроноски таскала на своих плечиках тяжелые буровые штанги и коронки его красавица-жена  Нина.  Тогда это было в порядке вещей, ведь в шахте работал, наверное, каждый третий взрослый таштаголец. Горняцкий труд и сегодня остается одним из самых опасных, а тогда, в 50-60-е годы – особенно. Ведь главным было давать план по добыче любой ценой. Об условиях труда думали в последнюю очередь, первым делом – руда! И несчастные случаи на шахтных горизонтах происходили часто.

-Бывали аварии, и люди погибали. Сижу в раздаточной, слышу – шум за дверью. Несут! Кого? Выбегу, как ненормальная, смотрю: человека несут на носилках с накрытым лицом! Убило! А мне девчонки: «Нина, не твой!..» — эти картины до сих пор стоят перед глазами Нины Ивановны, забыть такое просто невозможно. Сколько раз уговаривала она своего мужа быть осторожным, беречь себя ради неё и троих детей. И он берёгся. Работал грамотно и предельно внимательно.

Несчастье случилось с ней самой. «Ниночка!» — когда Михаилу сообщили, что его жена получила тяжёлую травму, наверное, тогда он впервые узнал, где у человека находится сердце. Потом оно не раз напомнит ему о себе. Но сейчас он думал только о любимой. Сидя в больничном коридоре, молил Бога, чтобы всё обошлось, чтобы она осталась жить. Главное – жить! Но электровозом раздроблены кости таза, и первое время, особенно во время лечения в больнице, Нина совсем не могла ходить. И он носил её на руках. Привозил  в их маленький домик, топил баню, мыл её ноженьки, ухаживал за ней, как за маленьким ребёнком. И в первую же свободную минуту снова был у нее в палате.  Врач, видавшая боль и смерть, умилялась: «Как ни приду, а твой всё у тебя в палате. Любит, видно!» Это была не просто   любовь, а Любовь святая, та, которая на всю жизнь и даётся не каждому. А Нина и Михаил прожили вместе целых 60 лет. Такую долгую жизнь, полную любви и заботы.

Что касается веры в Бога, Читатель может подумать, что здесь какая-то оговорка. Еще бы: ветеран тыла, ветеран труда, ветеран труда «Сибруды», неоднократный победитель социалистического соревнования, коммунист Михаил Федорович Рубцов верил в Бога? Да, верил, потому что по широте своей души не видел в этом никакого противоречия. Родные свидетельствуют: они всегда отмечали православные праздники, и если не ходили в церковь, то исключительно потому, что не то было время — Советская власть всё-таки.

Тридцать один год проработал Михаил Федорович в шахте Таштагольского рудника. Трудился проходчиком и бурильщиком, электрослесарем на комплексе подземного дробления, то есть на самых опасных и ответственных участках. И стал основателем прочной горняцкой династии. Трое сыновей идут по его пути: в шахте Таштагольского рудника работают Фёдор Михайлович Рубцов – электрослесарем участка №18, а Юрий Михайлович — крепильщиком участка №5, на руднике в Шерегеше трудится взрывником Сергей Михайлович.  За ними пришли в профессию их дети, и вот уже Михаил Сергеевич — машинист ВДПУ в Шерегеше, Александр Юрьевич – крепильщик на 5-м участке в Таштаголе.

Я ни разу не видел дядю Мишу в плохом настроении и о том, что у человека больное сердце, слышал только от других. А с мелкими житейскими неурядицами Михаил Фёдорович справлялся просто: он их преодолевал. Надо ли обрезать высокие тополя у дома или не чищена дорога – он знал, что здесь надо не причитать, а действовать. Рецепт, кстати, верный на все случаи жизни.

Михаил Фёдорович Рубцов ушел из жизни в возрасте 84-х лет, в тот день, 23 февраля, в доме собралась вся большая, дружная семья. Он в последний раз успел увидеть своих детей и снох, внуков и правнуков. И оставил по себе светлую память как о добром, справедливом и честном человеке. Надо уметь так прожить!

Кирилл САЗАНОВ

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: