ЧЕЛОВЕК СО СВОЕЙ СУДЬБОЙ

ЧЕЛОВЕК СО СВОЕЙ СУДЬБОЙ

Сегодня хотелось бы вспомнить нашего земляка и поэта Ивана Замятина, которого не стало 5 лет назад.  Собратья по перу называли его самородком.

Родился Иван Замятин в 1958 году  в деревне Верх-Таймет Таштагольского района в многодетной старообрядческой семье, где было семеро детей. Десятый класс окончил в поселке Ключевой. По словам Маргариты, сестры поэта, он с самого рождения отличался от всех своих братьев и сестёр:

— Иван родился с физическим недостатком — вместо пальцев, у него были культи, перенёс операцию в грудном возрасте, но, не смотря на это, у него был красивый почерк.

Сегодня, оглядываясь назад, Маргарита понимает, что если бы Иван нашёл поддержку и понимание среди близких людей, то возможно его жизнь сложилась бы иначе:

— Родители, в особенности отец  воспитали нас, приобщая к труду. Ивану он говорил, что стихи его не прокормят. Поэтому духовно брат развивался самостоятельно. Я прочитала его первое его стихотворение в классе восьмом, в газете «Красная Шория», и строчку: «Горят георгины, как губы любимой», я помню до сих пор.

Спустя 5 лет после смерти брата Маргарита не может вспоминать о нём без слёз. Печально, что человек, наделённый талантом и всеми добродетельными качествами характера, оказался не устроенным в жизни:

— Наверно, не всегда и не на всё хватает сил побеждать. Жил, как мог, обидно, что изменить мы ничего не могли. Наверно, каждый человек рождается со своей судьбой. Стихи его нам всем нравились, его взгляд на жизнь непростой, только из них, мы и узнавали, о чём он думал. Много не говорил, никогда никого не учил, не наставлял – воспринимал нас такими, какие мы есть. Наталья, старшая сестра тоже пишет – для себя — нигде не печатается.

Ранее мы упоминали, что Иван Замятин из старообрядческой семьи, возможно, он посты не соблюдал, молитвы не читал, но Отче наш знал точно — бороду носил по образу своего отца, таким его и запомнили земляки:

Богу за меня не докучайте.
Жизнь живя, Ему я надоел.
Для меня найдёт Он, точно знайте,
В вечности ещё немало дел…

  — Кровь это сильная вещь, её не обойти и не объехать. Иван с отцом были разные люди по характеру, а образ всё равно у них один, — глядя на фотографию, продолжила свои мысли Маргарита.

Иван Замятин работал в геологии, в лесном хозяйстве, был и кочегаром,. Хорошо знал  деревенский быт.  Мог поставить дом, выкопать колодец, срубить баньку. Однако свою жизнь он посвятил творчеству.  По воспоминаниям поэта, которые записали работники городской библиотеки, писать он начал в 8 классе, главу из «Евгения Онегина» заменил своими словами да еще в рифму, затем появились пародии на басни Крылова. Первое стихотворение «Таймень» было опубликовано в «Красной Шории», когда ему было семнадцать лет. Краевед Татьяна Толстова собрала практически все его стихи, напечатанные в «Красной Шории», «Таштагольском КУРЬЕРЕ», альманахах «Ташта-Гол» и «Усятская Россыпь», номерах литературного журнала «Огни Кузбасса», Есть воспоминания поэтов, хорошо знавших Ивана Замятина, его самобытный язык, богатую образность. «Главное в том, что Ваня из всех, кто работал в поэзии здесь, в Таштаголе, был единственным от Бога поэтом. Причем, настолько одаренным, что даже и сам не понимал, насколько он одарен.  Не получилось  у него с образованием. Но есть творчество поэта, а есть судьба поэта. А Иван Замятин, каким  бы он ни был – именно со своим  творчеством является украшением Таштагола», – так характеризует творчество Ивана Замятина поэт, член Союза писателей России Олег Максимов.

Сам о себе Иван сказал: «Живу  мужским крестьянским трудом. А поэзия – это то, ради чего и благодаря чему я живу».

Порою пишется, как дышится.
И в голове светлым-светло.
И голос Неба ясно слышится
Сквозь затворенное стекло.
И дум тревожных нет, и вечности
Полна поющая душа.
И Божий дух дарит беспечности,
Вина желаний из ковша!.

***

Позабыв про четыре угла,
Жизнь любя и вот эту землю,
Я хожу меж людей без зла:
Ведь добра-то они не приемлют.
Ни к чему риторический спор –
Кто? Зачем? – если есть царь небесный:
До сих пор  полыхает костер,
Нас теплом согревая чудесным.
Как мы в небо глядим порой.
Меж собою не в силах поладить
Я поэт и совсем не герой
Вы простите меня, бога ради!
Сочиняя стих, я молюсь
Не от этой житейской волынки,
Позабыв про четыре угла,
Мир любя и безгрешную землю,
Я хожу меж людей без зла:
Ведь добра–то они не приемлют.

***

Ворожба. Холод зимний
Ветер лютый,
Иглы снежные
Мне в грудь.
Задолжал я Богу круто.
Мне нельзя передохнуть.
Я шагаю, убегаю
От себя и от судьбы
Упаду где – сам не знаю.
Эх, добраться б до избы!
…Я бреду
Таежным полем
До нее в который раз.
Снег с деревьев
Брызжет, сыплет, словно искры от костра.
Кто за душу мою выпьет?
Кто пойдет
Искать с утра?
Кто пойдет?
Кому я нужен?
Кто любил –
Тех не сберег…
…Вокруг пней
Сугробы кружат,
Тропку чую
Я у ног.
Вон задворки.
Вот заворки.
Свет в окошке.
Ворожба…
с дъявольской скатилась горки
Деревенская
Изба.

***

Всем сестрам – по серьгам,
Братьям – по четочку.
Всем здоровья дедам,
Бабкам – по платочку.

В будний день шел домой
Да раздухарился:
Жив-здоров, Бог со мной,-
Я развеселился.

Нипочем снег и дождь.
Под ногами слякоть.
Сам себе воин-вождь,
Места нет поплакать.

Ветер сушит лицо
Крепкими губами.
Я взойду на крыльцо
Легкими шагами.

***

Если жизнь всерьез воспринимать,
Просто, без каких- либо отдушин,
То начнешь невольно восклицать:
— Господи, спаси Ты наши души!
От хлопот заведомо пустых,
От забот заведомо никчемных!
Вновь пошли к нам воинство святых
Покарать особо неуемных.

***

«Он состоялся  как поэт,
Как человек не состоялся.
И, к сожаленью, мало лет
Прожил он. Но в стихах остался.
Природу тонко видел он,
Всем словом чутко подмечая…
Похмельный яростный синдром,
Осенний лист. Душа живая!»

Светлана Григорьева

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: