«АЛИСА В СТРАНЕ ЧУДЕС»

теперь на шорском языке

 С 30 ноября 2017 года в Республиканском музейно-культурном центре столицы Хакасии проходит выставка члена союза художников России, члена Союза писателей России, учёного-фольклориста Любови Никитовны  Арбачаковой. Мы встретились с нашей землячкой, чтобы узнать подробнее о её деятельности в 2017 году, а также о планах на будущее.

  — Любовь Никитовна, насколько плодотворно для Вас прошёл 2017 год?

 — Могу сказать, что он был удачным, начался публикацией моего перевода на шорский язык сказки Льюиса Кэрролла «ПРИКЛЮЧЕНИЯ АЛИСЫ В  СТРАНЕ ЧУДЕС». В 2016 году на протяжении  6 месяцев я вместе с героиней знакомилась со страной чудес.

— Чья идея была перевести сказку?

— Как фольклорист я работаю при Институте филологии Сибирского отделения Российской академии наук, куда пришло письмо от ученого-биолога и переводчика Виктора Фетас просьбой перевести эту сказку на языки народов Сибири. Я подумала, почему бы и нет, хотя в условии сразу оговаривалось, что работа не оплачивается, но зато публикуется бесплатно.

Далее я узнала, что инициатором перевода сказки стал фанат творчества  Льюиса Кэрролла, издатель и лингвист Майкл Эверсон, также он преследует цель продвижения и развития малых языков, для многих из которых «Алиса…» стала первым литературным текстом. В настоящее время насчитывается более 200 языков и диалектов, на которых этот текст был переведён.

— Во время работы с переводом переписывались непосредственно с его инициатором?

— Нет, только с главным редактором Виктором Фетом. Он много лет живёт в Америке, сам занимается переводами, редактированием переводчиков. В рамках этого проекта в минувшем году были изданы первые переводы на четырёх тюркских языках: кыргызском (Аида Эгембердиева), алтайском (Кулер Тепуков), в 2016 г., на шорском (Любовь Арбачакова) и хакасском (Мария Чертыкова).В 2018г. готовятся другие переводы на тюркские, уральские и кавказские языки.

— С какими трудностями пришлось столкнутьсяпри переводе текста?

-Трудности встречаются всегда, но они легко преодолеваются, если работа творческая и интересная. Я использовала родную речь – пызасскийговор, который отличается смягченным произношением: калеш ‘хлеб’ вместо лит. қалаш; уйе ‘гнездо’ вместо уйа и т.д.

По совету М. Эверсона и Виктора Фета, некоторые пародийные стихи или вставки в сказочные сюжеты были «одомашнены», т.е. переключены в среду, более знакомую читателю. Например, в решении Алисы заговорить с Мышонком (глава II), был упомянут первый православный миссионер и священник В.И. Вербицкий, приехавший в сер. 19 века в Горную Шорию с целью христианизации шорцев. Однако наряду с этой задачей, он активно собирал материалы по языку и фольклору. Вместо пародийного стихотворения «Это голос Омара» (главa Х, русский перевод Д. Орловской) была написана пародия на народную песню «Қартыға қуштуң…» «Ястреба птицы…». В трудных местах перевода параллельно русской игре слов, используемой Н.М. Демуровой, были найдены национальные эквиваленты созвучным словам, например: тустаң—тузалынчалар ‘от соли становятся солеными’;

Иногда я использовала эпические выражения, например, описание льющихся слёз главной героини передано сравнительным оборотом: ақмончуқ чилеп… ‘слёзы белыми буcинами скатывались’.

Мы  допустили некоторую вольность в переводах отдельных слов, не влияющих на смысл текста: қарағатығ ‘смородиновое (варенье)’ вместо апельсинлиғ ‘апельсиновое’; сынмаға ‘на рябчика’; вместо индейкеге ‘на индейку’; қажықтар‘ ложки’ вместо тарелқалар‘ тарелки’; қатамалар ‘сдобные слойки’ вместо ‘крендели’.

Было очень интересно работать над переводом, ночами не спала, всё думала, как бы лучше подобрать то или иное слово. И когда подбирала, советовалась с мужем, который радовался вместе со мной. В особых случаях я консультировалась с учёными-тюркологами: Геннадием Васильевичем Косточаковым, Ириной Анатольевной Невской

— В детстве читали эту сказку?

— В детстве эта сказка показалась мне не очень интересной. Думаю, потому что в ней много каламбуров, пародийных стихов, до которых нужно дорасти. Я рада,  что у меня появилась возможность перевести её – это интересная и непростая сказка.  Она требует внимательного прочтения, если что-то упускать, то и понять её трудно, сразу видно, что писал математик.  Понять мир взрослых главной героине сложно, но она пытается это сделать.

— Мы знаем, что с 30 ноября в городе Абакане начала работать выставка «Три мира Любови Арбачаковой». Почему Вы её так назвали, исколько работ на ней представлено?

— Выставочная экспозиция состоит из 30 живописных и около 20 графических картин, которые были  отобраны из фонда Новокузнецкого художественного музея искусств и из моей личной  коллекции. Название выставки отражает направления моей деятельности как художника, поэта, ученого-фольклориста.

На открытии выставки была презентация книги «Шорские героические сказания. «Кара Каан. Кара Сабак» с моими иллюстрациями и с диском, на котором записан голос известного шорского сказителя Владимира Таннагашева.

— Чем планируете занятьсяв ближайшем будущем?

-В настоящее время я готовлю 2-й том из серии «Памятники Сибири и Дальнего Востока», в который планирую включитЬ шорские народные песни. Более 100 песен уже обработано. Рабочее название тома«Песенная лирика шорцев». Песни собирала сама на протяжении многих лет. Планирую съездить в Санкт-Петербург, в Томск, чтобы ознакомиться с архивами учёного-фольклориста Надежды Петровны Дыренковой.

Надеюсь, в ближайшее время выйдет книга с  двумя героическими шорскими сказаниями на английском языке: «Кок Торчук» («Голубой соловей»), «Чепе Салгын» («Неказистый ветер»). Английский перевод делали другие, я же готовила сами тексты на шорском и русском. Готовятся к публикации мои стихи на кыргызском языке в переводе Аиды Эгембердиевой. К своему юбилею в Новокузнецке планирую провести персональную выставку, куда войдут работы разных лет.

Светлана Григорьева

 

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: